chey-tur

Об особенностях поэзии диаспоры: Ольга Аникина

На 14-м фестивале поэзии русского зарубежья ПУШКИНвБРИТАНИИ-2016 (2 – 6 июня, Лондон – Кембридж) будет по традиции представлена книга финалистов-2015. Ольга Аникина, победитель недавнего Турнира, написала к ней Предисловие, где размышляет об особенностях поэзии диаспоры.

Аникина1Хочу рассказать о разговоре с поэтессой Татьяной Юфит: мы бродили в окрестностях Тауэра июньским вечером 2013 года — после окончания Большого Турнира поэтов фестиваля «Пушкин в Британии-2013».

Гуляя вдоль Темзы, ощупывая поросшие лишайником стены древнего Лондиниума, мы говорили о том, что творчество поэта, уехавшего из России и пишущего на родном языке – явление, заслуживающее особого подхода.

Моя спутница утверждала, что в сохранении языка и интонации большую роль играет как интернет, так и постоянно расширяющаяся возможность свободно перемещаться по миру. Поэтому Татьяна Юфит называла авторов, живущих за пределами России – русскими авторами, а поэтику их – русской, современной, являющейся одним целым с литературой, создающейся в России. Я же, родившаяся и выросшая в провинции, помнила, как сильно влияет на твою поэтику даже относительная изоляция от столицы, и как, несмотря на великую силу интернета, нависают над автором местные интонации и школы.

Я утверждала, что есть вещи (кроме политических взглядов), которые в корне отличают поэзию авторов, уехавших из страны, от поэзии тех, кто остался на Родине. Вспомнила я и Н.К.Писканова с его теорией «областных культурных гнёзд», и Г.Н. Потанина, который писал о значении «местной беллетристики» в общем литературном процессе.

Для меня это был не праздный разговор. Несколько лет назад я, пожив какое-то время в одной прекрасной латиноамериканской стране, сама стояла перед выбором: уехать из России навсегда («и кому в Латинской Америке будут нужны мои стихи?») или остаться.

К общему мнению мы с Татьяной так и не пришли. Быстро стемнело, Тауэрский мост висел поперек ночи, как замысловатое ожерелье, а маленькие кафе на набережной, уютные, заполненные густым оранжевым светом, отвлекали нас от спора, безошибочно играя на нашем чувстве голода и на азарте искателей новых впечатлений. Но сейчас, коль скоро я пишу этот текст, у меня есть возможность вернуться в тот вечер и, пусть в одностороннем порядке, но изложить суть нашего разговора подробнее.

Вечно дым воспоминаний сладок,
сердце полно горечью опять:
означает слов любой порядок,
говорить по- русски, значит врать.
                                      (М. Матушевский)

Важно понимать, что русские поэты и писатели, работающие за рубежом, всегда представляют не столько русскую литературу своего времени, сколько литературу диаспоры. Язык – постоянно обновляющаяся система, вечно растущий организм, подвергающийся закономерной трансформации. Писатель, уехавший за пределы страны, увозит с собой, грубо говоря, «слепок языка», актуальный на тот период времени, пока автор жил в родной языковой среде. Безусловно, этот «слепок» включает в себя огромное культурное наследие прошлого: вот это-то наследие и является основной почвой, на которой произрастает всё новое, создаваемое вдали от Родины. Здесь как бы «приостанавливается время».

Это очень важный психологический момент, связанный с переменой места жительства, большим стрессом и множеством разлук. И вот, тогда как на Родине появляются авторы, новаторы, стремящиеся к скорейшей трансформации языка и поэтики – литераторы-эмигранты в большинстве нацелены на то, чтобы «сохранить» (и неизвестно ещё, какая роль исторически важнее).

Даже сейчас, говоря о современных поэтах-эмигрантах, таких, как Алексей Цветков или Бахыт Кенжеев, мы видим в их стихах всё ту же черту: тяготение к классическому звучанию.

Зачем был дан судьбой немыслимый букварь,
Палитра и свирель, но походя, но мимо –
Когда немы уста, и бессловесна тварь,
И даже тишина ничем не выразима?
                                                      (О. Табачникова)

И это значит, что к поэзии, создаваемой русскими поэтами, живущими вдалеке от России, должен быть особый подход. Не то, чтобы более бережный или мягкий – но особый. В большей мере это касается авторов, которые не столь широко известны на родине, поэтов, которых можно причислить к «молодым» (говоря о молодости, нужно понимать, что мы имеем в виду не только степень одарённости и не только возраст). Этот особый подход осуществляется именно здесь, на фестивале «Пушкин в Британии».

На фестивале 2013 года имела место абсолютная свобода общения: были приглашены как молодые авторы из России, так и поэты, живущие в других странах. Мастер-классы, которые читали известные российские писатели и литературоведы (Олеся Николаева, Михаил Попов, Екатерина Гениева), строились так, чтобы и те, и другие авторы нашли для себя нечто ценное. Кроме того, небольшое количество участников, строго отобранных на первом этапе, создало атмосферу камерности и возможность слушать голос каждого поэта. И некоторые из них – запомнились навсегда. Пожалуй, именно на таком фестивале, как этот, могли, например, встретиться столь разные и одновременно столь похожие поэты, как Дмитрий Струев:

…Вокзала местного
Лицо ужасное
Мне ближе честного
Лица прекрасного.

В трясучем поезде
Так мягко едется,
А огоньки везде
Белеют, светятся.

И Дарья Верясова:

Поезд несётся, бодро вращает осью,
Мимо деревьев, вставших несметным войском,
Мимо людей в бессмысленных городах.
И лампа в стекле качается, как авоська

У расхрапевшейся женоподобной в ногах.
А за стеной соседи галдят по-птичьи,
Мокро целуют, сжигают мосты и спички.
— Можно? — Садитесь. — А кто это? — Дед Пихто!
Если не думать, жизнь — это дело привычки,
Если забыть про запах — самое то.

Поэт хочет (и должен) быть рупором эпохи – и неважно, это эпоха, в которой живёт целая страна, или речь идёт о своей личной, «внутренней» эпохе. И потому поэту важно ощущать себя не менее, чем в центре мира, в самом пекле, в самом ядре. Сделать родной язык своей собственной, невидимой, негласной родиной – быть может, и есть тот единственный и особый выход для русского автора, живущего в другой стране.

Кто из нас был прав в том споре, кто неправ – пожалуй, нельзя сейчас сказать однозначно. Но, мне кажется, чтобы найти свой ответ, обязательно нужно проникнуться атмосферой фестиваля «Пушкин в Британии».

Именно эта цель и стояла перед составителями данного сборника – сборника текстов участников фестиваля 2015 года. Откройте, прочтите, найдите своё решение. Или – не отвечайте ни на какие вопросы, а просто радуйтесь встрече с хорошими поэтами.

Ежегодная книга стихов финалистов - победителей 1-го тура
Ежегодная книга стихов финалистов — победителей 1-го тура

>>>>>>ПОДАТЬ ЗАЯВКУ НА ТУРНИР ПОЭТОВ 2016<<<<<<<