CIMG2624

«К ЧЕМУ ИМ СУКНЫ АЛЬБИОНА?…»

К чему им…

К чему им сукны Альбиона, Египетский волшебный лён,
Шёлк, надоевший, из Леона, Индийский хлопок им смешон,
Наружу просится другое, закон подобный всем претит:
Пусть тело чистое, нагое, облагородит скушный вид
Земли уставшей. Это-слишком…стирать и чистить каждый день,
Штаны и шубы и бельишко. Им нас не жалко и не лень
Всех заковать в броню тугую и карнавалом замести,
Карикатурно мы танцуем, себя пытаемся найти,
А нас и нет, под плотной маской упрятан каждый, стар и мал,
Плывём придуманною сказкой, рядами скупщиков-менял.
Давайте разорвём оковы, одежд стеснительный оплот,
Обнажены, к борьбе готовы, рабовладельчеству-бойкот.
Пусть воздух свежий, не краплённый, очистит нас, взойдёт поэт,
Он, наготою обновлённый, напишет пафосный сонет.
К чему им сукны Альбиона, портной, закройщик, модельер,
Чайковский, выкладки Платона, Шекспир, Да-Винчи и Мольер
И рёв толпы заглушит пушки, весь мир от ужаса замрёт,
Но я боюсь, что лично Пушкин, весь этот праздник не поймёт

Как победить ностальгию

Объявлю ностальгии войну, поедающей печень привычке,
Я её закопав, прокляну, ностальгия, подобно отмычке,
Залезает ворюгой везде, удушающим спрутом обхватит,
Колыбелит кувшинкой в воде, малышом закачает в кровати

Без оглядки, бегу от проказы, её и пою что-то глупое громко,
Если ночью с подругою-сладко житьё, то наутро — кошмарная ломка,
Мне бы вену заставить страдать, бросить нюхать траву-ностальгию,
Корни выдернуть, листья-сожрать…..взять билет…и вернуться в Россию

В зеркале

Зеркало-туманное ничто, свой обман закутает в пальто,
Шляпой припечатает для форса, в кеды несуразные воткнёт,
И спокойно курит папиросу…молчаливый и бездушный лёд

Зеркало обманывает всех, раздаёт отчаянье и смех,
Хитро, непременно с подковыркой, ткнёт иголкой амальгамный зверь,
Зазевался- вот и в сердце дырка, как её заштопаешь теперь?

В зеркале-отрезанный ломоть, человек закованный во плоть,
Смотрит в отраженье с удивленьем, силясь обнаружить там себя,
Дорисует хвост воображеньем, мочку уха злостно теребя

Ты не напрягай упрямый взгляд, твой двойник ни в чём не виноват,
Как и ты-он в полном изумленьи, видит глаз, но мозг не разберёт:
Почему исчезнет отраженье, сразу, как один из них уйдёт?

В пути

Я однажды ушёл от себя неизвестно куда,
Непонятно зачем, и какую преследовал цель,
Но, остаться не мог, все ключи на хранение сдал,
Закрутила усталость, краплённых минут канитель

Я почувствовал твердь, заскорузлой, как панцирь, коры,
Исподволь проходящей, сквозь поры наружу, на свет,
Вместе с нею, меня покидали другие миры,
Где я был настоящий, но вымер, и там меня нет

Я не знал, что всегда состоял из Помпейской золы,
Атлантидовой глины, Сионского камня, огня,
Не ужились они, расчленили мой мир изнутри,
Навсегда разошлись, разорвав за запястья меня

Я потери искал, не надеясь найти и понять,
Постигая основы того, что постичь не могу,
Многолицевость душ, человеко-безликую рать,
Семицветность греха, и мелькнувшую жизнь на бегу

Я на поиск ушёл, плотно мумифицировав страх,
Распылился как дробь, в единицу никак-не сложусь.
Всё-пытаюсь войти в отражение смысла в зрачках,
А когда я войду, то уже никогда не вернусь

Математика любви

Как оказалось, в мире послушных чисел и теорем,
В нашей тетради цифры иначе расположились совсем:
Пусть по-другому решится задача,
И математики горько заплачут,
Так как у нас три плюс два получается семь

Ноль с Единицей в противофазе: ссорятся дни и года,
Не доверяя, не совпадая, бьются как Нет и Да,
Вот бы найти в теореме отдушины
Те, где законы специально нарушены,
Там мы с тобою могли бы ютиться всегда…

В жизни бывает, ах как не просто, правилам всем вопреки:
Ноль не стремится, а единице, будто бы всё не с руки,
Цифры не сложатся, и в результате,
Кто-то решит: попытались и хватит,
Время разлиться двумя рукавами реки

Как оказалось, в мире послушных чисел и теорем,
Минус и плюс повстречавшись однажды, рождают клубок проблем,
Нам-то хотелось самую малость,
Но, оказалось, что не досталось
Даже ноля, хоть ноль достаётся всем

Про кузнечиков

Папа кузнечика, с мамой кузнечика
В сыне пытались взрастить человечека,
Были готовы и в ад и в тюрьму,
Всю свою жизнь посвятили ему

Он же мечтал стать пятнистым жирафом,
Шею закутав салатовым шарфом,
Гордо взираешь на всех с высоты
Не отказался и я бы, а ты?

Против стараний их нечеловеческих,
Так он и жил, по законам кузнеческим,
Прожил чудесно, всей грудью дыша —
Не получилось у них ни шиша

Но, у кузнечиков есть ещё дочь,
Думают…как же ребёнку помочь

Тут

Виноград всегда зелёный там, где не было и нет,
Прокопчёных нас, смышлённых, сухофруктов прошлых лет,
Ты, оскомину скрываешь, без улыбки-никуда,
-Здесь так принято, товарищ ( мы тут, кстати, Господа!)

Все из Тулы, с самоваром, с багажом плохих зубов,
Ночью снятся нам кошмары: «Будь готов-всегда готов!»
Комсомольские собранья, свадьбы, кладбища, собез,
-От воды холодной в кране ты уедешь наконец?

Пуповину-резать будем? Или с ней хороним нас?-
Забываем: сало, студень, оливье компот и квас,
Как же нам вползти в английский, чтобы не сломать язык?
Привыкать придется к виски от того, к чему привык,

Как Суворов через Альпы, добрались без сил почти,
Стол накрыт, шампани- залпы, под селёдку речь прочти,
Душу вытряхнет дорога, доедает суета,
До приезда станций много?..Это- та, или-не та?…

Прощальный ужин

Спрятав слезу повинную, лесу вонзаясь в ушки,
Пел богомол лебединую, песню своей подружке,
Самка отдавшись, слушала, тайно гордилась суженным,
Ну и партнёра кушала….вовремя нужно ужинать

История про тридевятое королевство

В тридевятом королевстве всё в порядке, все- на месте,
Там суровые законы, там не шутят, не юлят,
А принцессы и вельможи, если надо-бьют по роже ,
И друг другу, не смущаясь, говорят про всё подряд:

-Вы похожи на барбоса!-Я бы стукнул вас по носу !—
-Вы потеряны для Мира! Вы- несчастье! Вы-беда!—
-Вы уродливая кукла! А у вас нога распухла!
-И какое наслаждение вас не видеть никогда!-

А в соседнем королевстве, то же будто всё на месте,
Но законы там другие, и обманывать не грех,
Профессура и студенты расточают комплименты,
Все-таланты, всюду- банты, шоколад и буйный смех

-Вы чудесны!-Вы-прелестны!-Вы, талантище известный!-
-Рядом с вами хоть мгновенье, -упоенье на века!—
-Что за голос? !-Что за волос?!-Чудо платья!- И, обьятья
С поцелуями …и розы…жизнь приятна и легка
Но, воюют королевства, на двоих им мало места,
Каждый верит в свой порядок, и за ратью мчится рать,
Бьются на смерть, люди гибнут, и конца войны не видно,
Им друг друга не услышать, и друг друга- не понять

-Вы прекрасны!—Вы отвратны!-Вы кошмарны!—Вы приятны!—
—Я бы отдал на съедение вас голодным муравьям!-
И под музыку Вивальди, погибают все не глядя,
Бьют бараны в барабаны….И земля летит к чертям….

Я придумал для забавы эти страны, эти нравы,
И фантазии сплошные и народ и города
Чтобы правду – бесконечно, чтобы врали так беспечно?
Быть не может ни в какую, ни за что и никогда

Нормальная жизнь

Ты нормально ведь жил, ну чего тебе, не спалось, не жилось, как другим,
В мире с осенью хлюпкою вроде бы, в меру стоек, слегка возбудим,
Тишины разминировав щупальца, разорвав пустотелый кокон,
Ты идёшь, но крадётся преступница, в перекрёстке глазливых окон.
И подставился телом изнеженным, не под пули и не под штыки…
Под людей, тех, кто с криками: «Врежем мы!» побежали чесать кулаки,
И не лень же, потратить: ни времени, ни отхарканных с горечью слов,
Словно были пол-жизни беременны и рожают из тёмных углов,
Достают с паутиной да плесенью, с мерзким запахом небытия,
Залежалое, гадкое месиво — а причина, как-будто бы я.
И швыряются: ужасы давние, старых слёз залежавшийся груз,
Судеб кладбища, битвы бесславные (я до дна донырнуть не берусь).
Было страшно вначале, но радостней, с каждым днём и спокойней иду,
Понимая, что значит, досталась мне, роль такая, и будто в бреду
Сочиняю, потворствуя вывиху, сносит крышу — ей снова в полёт,
Извергает, взрыхляет и продыху никому по ночам не даёт

Сергей Евелев, США

Родился и вырос в Одессе. Занимался музыкой психологией. В Америке-страховой деятельностью. Пишу недавно, музыку, стихи, прозу. Выпустил один сборник стихов, заканчиваю второй. А также три альбома с музыкой и песнями.