IMG_9787

«К ЧЕМУ ИМ СУКНЫ АЛЬБИОНА…»

 

С ЛЮБОВЬЮ К РОССИИ
(К чему им сукны Альбиона?)

С любовью к России.
И в низком поклоне
К цветам полевым
И могильным холмам.
К истории нашей,
Пропитанной кровью.
К туманным у речки
Родным берегам.
С любовью к России.
С любовью к России.
К туманным у речки
Родным берегам.

С любовью к России.
И в низком поклоне
К лесам золотым
И малиновым дням.
Не раз поклонитесь
Вы хлебному полю,
Что жизни основой
Являются нам.
С любовью к России.
С любовью к России.
Что жизни основой
Являются нам.

С любовью к России
И в низком поклоне.
Основе основ
Человеку труда.
И песне летящей
Раздольно широко
Над всем, что так свято
И дорого нам.
С любовью к России.
С любовью к России.
Над всем, что так свято
И дорого нам.

1987

ДЕТСТВО, БЕГУЩЕЕ БОСИКОМ!

Небо — чудо!
Солнце в голубом!
Шар вращается!
Детство, бегущее босиком!

Драки в «шпаги»
«Коней» под себя
И на бегу, на скаку
Во все горло
Кричим: «Ура!!!»

Небо — чудо!
Город голубой!
Шар вращается!
Детство, бегущее за мечтой!

Ночью в сад за яблоками,
Как в разведку.
И не надо нам
Яблок всласть.
Только б чувствовать власть
Никогда не уходящего от нас детства.

Небо — чудо!
Солнце в голубом!
Шар вращается!
Детство, бегущее босиком!

1974

СНЕГА РОССИИ
(Песня)

Снега, снега, снега России
Вы, как огромные крыла,
Укрыли русские равнины
И Русь прекрасна и светла.

Снега, снега, снега России
Вас вязь морозом обвила.
Как свечи чудо сотворившим,
Горят на солнце купола.

Снега, снега, снега России
Вы сердцу благостная боль.
Я вас люблю снега России
Вы наша милость и покой.

Я вас люблю снега России
За чистоту и белизну.
Вы столько зим моих прожили…
Вы душу греете мою.

1987

КРАЙ РОДНОЙ
(Песня)

Туманя белые, туманы росные
Укрыли берега у речки Лосьмины.
И речка в таинстве плетуньей-сводницей.
Меня всегда влечет в места Сычевские.

Ты, лучший лекарь мой
На все года мои.
Сычевка — край родной
У речки Лосьмины.

Звучит в душе моей негромкий голос твой.
Он долгожданнее счастливых снов.
И возникает вновь туман над Лосьминой.
Где детство спряталось у берегов.

1988

Меня и моих родственников не коснулись впрямую годы репрессий, годы сталинизма, но есть близкие и родные мне люди, которым нанесена незабываемая рана. И это бьет в меня, каким-то внутренним болевым набатом, что и рождает в последствии эту боль, боль сопричастности к боли других. Так родилась «Баллада о Бессмертии». Мой близкий друг работал на лесосплаве. И однажды по реке вместе с лесом поплыли тела людей. По свидетельству жителей близлежащих деревень, плывущие по реке тела оказались частью расстрелянных в 1937 году.

БАЛЛАДА О БЕССМЕРТИИ

С простреленной грудью земля моя
Шепчет сквозь слезы:
«Помни!» Э. Веверис

На повале леса люди
По реке плывут плоты.
Это будни лесорубов.
На завалинках коты.

Солнце землю пригревало
Чтоб оттаяла она.
Берег тихо подмывала
Потеплевшая волна.

И поплыли, вдруг, поплыли
Из-под берега тела.
Крики ужаса застыли,
Из соседнего села.

Ну а трупы проплывали.
Выпрямлялись в полный рост.
Люди ужас не скрывали,
И кричал дворовый пес.

На плотах все онемели,
Сжав в движении шесты.
И теряя управление,
В берег тыкались плоты.

Что-то в людях оживало.
Я услышал бабий крик:
«Неужели ж, Боже ж, Ваня!?»
Голос в крике нервно сник.

Я увидел — берег, люди,
По реке плывут тела.
Их уже с полсотни будет…
Вой сирены, катера…

И застыв оцепенело
Я увидел сквозь туман,
Как в ночи заледенелой
Шли конвои в Магадан.

В то, беззрительное время,
Где свидетель лишь тайга.
Люди ждали миг предела,
Чтоб не мучиться года.

Небывалый и с размахом
В бессезонье шел повал.
Миллионы — разом, махом,
Прямо в сердце, наповал.

И в огромном рву замерзла,
Ниже вечной мерзлоты,
И засыпано землею
Многотысячье толпы.

И конвой не мог предвидеть,
Что пройдут года, года
И таежный край затопит
За плотиною вода.

Что же — делалось навечно,
Но природа не смогла.
Она вынесла на Время
И размыла берега.

Над протяжным воем бабьим
Солнце высветило высь.
Мужики стояли рядом
Воронью хрипели: «Брысь!»

Пересилив онемение
Я увидел у плота
Тело в черной телогрейке,
На которой номера.

Страх прошел, и я в ознобе
Тело вытащил на плот.
На казенной черной робе
Выжжен кровью страшный год.

Это было! Их ловили!
Дней одиннадцать подряд…
А потом их хоронили
И стоял солдатский ряд.

И когда раздался выстрел.
Над могилою в цветах,
Я, заплаканный услышал
Хриплый голос старика:
“ВЫ ЖЕРТВОЮ ПАЛИ
В БОРЬБЕ РОКОВОЙ!»

Я стою у Мавзолея…
А за мной стоит тайга.
Люди в черных телогрейках,
На которых номера.

Я клянусь! Я с сыном рядом!
Не позволю! Никогда!
Уничтожить веру нашу!
Хриплый голос старика!

1988

ПРИСЛУШАЙСЯ
(Песня)

70-летию Великой Победы.

Давно окончилась вторая мировая.
Но память возвращает нас в года,
Где дни и ночи отдыха не зная
Отцы в боях бесчестили врага.

И мы на пожелтевших фотоснимках
Рассмотрим вдруг знакомые черты.
И песни, что охрипли на пластинках
Нам душу бередят до немоты.

Дано нам право выбора на верность.
И, каждый, кто сегодня миру рад
Обязан знать, что наша драгоценность
Отечества защитник, наш солдат.

Прислушайся к дыханию Отчизны,
К ее душе, которая чиста.
И если ты живешь во имя жизни
Ты кровь и совесть своего отца.

1985

ЗДЕСЬ РОДИЛСЯ Я И РОС

Ты, сычевский край — причал мой.
Здесь родился я и рос.
А влюбившись, обвенчался
С красотой родных берез.

Здесь берет свое начало
Днепр — Русская река.
Русь ему предназначала
Силу, мужество Отца.

Здесь Вазуза и Лосьминка
В Волгу — Матушку текут.
Значит ты — моя Россия
От Сычевки держишь путь.

Где лесов очарованье,
Плесов тихих нежный взгляд,
Стариков воспоминание,
Сказок добрых дивный ряд.

Где война прошла жестоко
Кровоточат столько ран.
Где тоскуют одиноко
Души вдовьи наших мам.

Где старушки с хлебным квасом
Ждут у каждого двора.
Где частушки с переплясом,
Где лихая детвора.

Где забытые постройки,
Потемнела вязь доски.
Где летели чудо-тройки
И звенели бубенцы.

Где теперь моя деревня
Дедо-Бабкины «Клины».
Где старинные поверья
Про проказы сатаны.

Домовых в печах живущих,
В кладовых, на чердаках.
Где предел из сел бегущих
И за будущее страх.

Зарастают перелески.
Голоси не голоси.
И шумящие подлески
Мне понятны и близки.

Вот таким увидел край мой.
Где родился жил и рос.
И, конечно, не случайно
Всей душой к нему прирос.

Москва — Сычевка
Июль-Август
1989

КОГДА Я ДУМАЮ О ВАС

Когда я думаю о вас
А думаю о вас я часто.
Я в вальсе вспоминаю вальс.

Я ног не чувствовал…
Я весь пришел в негодность.
И сердце погрузилось в никуда.
И лишь глаза,
Божественные, томные.
В овал лица влекли меня.

И, помню музыка исчезла.
Исчезла музыка совсем,
Не стало зала,
И свечей не стало.
И лишь овал лица,
И лишь глаза остались.

Я что-то говорил,
Я радовался ей.
И вальс,
Который был вне вальса.
Вальс лица и глаз остался…

Когда я думаю о вас.
Я в вальсе вспоминаю Вас.

1974

ОТ ЖЕНЩИНЫ ВСЕ СВЕТЛОЕ ВО МНЕ

От женщины все светлое во мне
Я жизнь не мыслю без прикосновения
И не исчезнет мир в слепом огне
Пока есть женщина — владычица вселенной.

От женщины все нежное во мне
И жизнь прекрасна этим чувством веры.
И пусть всегда поется гимн весне
И красоте Божественной Венеры.

От женщины все чистое во мне —
Касание тел, где рук переплетение.
И солнца свет вне выпитом вине,
Волнует кровь, как зов к прикосновению.

Май 2013

НЕ РАЗРУШАЙТЕ СТАРЫЕ МОСТЫ.

Не разрушайте старые мосты.
Мосты надежды и мосты любви.
Они над речкой, ручейком
Или рекой великой.
Величественны, плавны и просты.
Не разрушайте старые мосты.

1992

Авторская справка: Владимир Андреев, США

Я родился в Сычевке, небольшом городе в Смоленской области, и жил там до 16 лет. Участие в художественном творчестве, таком, как рисование, музыка, театральные постановки, всегда было неотъемлемой частью моей жизни. Мои мечты о будущем были калейдоскопом звуков и картин, не продуманным строгим планом, а предчувствием красоты, которую я когда-то увижу в реальной жизни. Каждый день я узнавал и учился чему-то новому, жизнь в шоу-бизнесе диктовала необходимость найти баланс между зарабатыванием на жизнь и удовольствием от творчества. Вместе с актрисой Викторией Поляковой, ставшей неотделимой частью моей судьбы, мы создали театральный дуэт и в таком качестве выступали на сцене Центрального концертного зала «Россия» более десяти лет. Мы создали более 50 шоу, две сольные программы – «Есть вечная любовь» и «Земля, поклонись Человеку». Конечно, я не только руководил работой других, а и сам писал стихи, сценарии, музыку. В 1987 году создал диск «С любовью к России», посвященный России и моему родному городу Сычевке. Второй диск поэзии и песен на стихи прекрасного поэта Сергея Есенина назывался «Я помню любимая, помню». Вскоре после этого я создал двойной альбом «Музыка сердца».