Untitled-1.psd

«К ЧЕМУ ИМ СУКНЫ АЛЬБИОНА?…»

****
К чему им сукна Альбиона?
Париж! Столица! Звон. Сите.
Под пятой нового закона
Народное fraternite.*

Распущен орден тамплиеров.
Для власть имущих — общий враг.
Король и Папа! Кавалеры
Решили отобрать »общак».

Донос! Наветы! Инквизиция!
Наводят на адептов страх.
Ох, тяжела судьбы десница.
В скрижалях! Бафомет в кустах!

Fraternite(фр) — общество

*****
Я нёс свой крест. Безумные мечты
О равенстве, свободе, процветании,
Стигматами душе несли страдания,
В потоках повседневной суеты.

Любовник абсолютной красоты
И сибарит без меры воздержания,
Я не предвидел плахи наказания,
Сжигая за собой судьбы мосты.

Мечтания! Страдания! Версты!
Прошедшие в секундах наслаждения,
Ушли в ничто. Остался запах тления
И ощущение чёрной пустоты.

Сжигает время помыслов листы.
Так повелось от мира сотворения.

БОГЕМА
Мой нынешний приют — искусства саркофаг.
Без грима Вавилон. Великий лицедей.
Мир гениев и звёзд, пороков и страстей.
Богемы мавзолей. Костей ареопаг.

Зловонием несёт из цензорных клоак.
Клевретов вьётся рой в потоке новостей.
Без грима Вавилон. Великий лицедей.
Мой нынешний приют — искусства саркофаг.

Здесь в саване чужом торжественно дурак,
Твердит, что он — Творец! А в окружение Муз
Из черепа не раз пил с дьяволом коньяк,
Чтоб сделку закрепить — открыть в Инферно шлюз.
Мой нынешний приют — искусства саркофаг.

*****
Средь моря мрачного погибших кораблей,
В тиши лазурной я — изломанный челнок.
В объятьях траурных одежд, как якорей,
Обрёл приют свой и покой на вечный срок.

Не надувает паруса седой Борей.
Судьбы коварной не вращается волчок.
Средь моря мрачного погибших кораблей,
В тиши лазурной я — изломанный челнок.

Душе не светят гроздья Эльмовых огней,
И о любви не написать прекрасных строк.
Грехи и страхи собирает эмпирей,
А остальное — бытия простой песок.
Средь моря мрачного — поэта мавзолей.

******
Палитра свитков. Мироздания грани.
Код Бытия. Бриллиантовый потир,
Блестит узором неизвестной скани.
Рубин восхода! Сумерек сапфир!

Борьба учений, сект и верований.
На пьедестале времени кумир.
В конце пути ждёт плаха наказаний.
Рубин восхода! Сумерек сапфир.

Парад планет. Парсеки расстояний.
Галактик изменяющийся клир.
Вселенная в манто из звёздной ткани.
Рубин восхода! Сумерек сапфир!

Пространство. Время. Акты Божьей длани.
Рубин восхода! Сумерек сапфир!

*****
Пари предложил Блез Паскаль:
»Нам верить в Бога или нет?»
Людей обуяла печаль,
Ведь книги не дают ответ.

Блуждают мысли в мире грёз,
Фантазии уводят в даль.
Что больше, смеха или слёз?
Прочна неведенья вуаль.

Всем надо тяжкий путь пройти.
Судьба — таинственный коваль.
А что нас ждёт в конце пути?
Никто не знает — это жаль.

ЭПИТАФИЯ

Не ставь надгробий мне! Не надо.
Один куст Розы посади.
Её краса и есть награда
В конце тяжёлого пути.

Жизнь — уникальная шарада,
В карете иль пешком идти.
Не ставь надгробий мне! Не надо.
Один куст Розы посади.

Старался я создать рассаду,
Чтоб людям правду принести.
Эдемов Рай иль муки Ада,
В врата какие мне ползти?
Не ставь надгробий мне! Не надо.

******
Мы все рабы своих страстей,
И каждый шаг простая драма.
Хороших мир не ждёт вестей
От сотворения Адама.

Болезнь, страдания, тюрьма,
Удар кинжалом в пьяной драке.
Цепь совпадений? Кутерьма,
Суть человеческой клоаки.

Увы! Не избежать потерь,
А часть сойдёт на полустанке.
Дорогу знает лишь егерь,
Который зрит всех на полянке,
Чтоб в замок личный пригласить,
И о судьбе поговорить.

***** (посвящается В. Набокову)
Запретная любовь! А может наслаждение?
И ханжество святош. Кричат со всех сторон;
»Смотрите на него! Какое преступление!
На дьвола похож. Ведь извращенец он!»

Другие времена. Другие стали нравы.
Но общества мораль? Один и тот же бред.
А список есть у всех. Какие там отравы?
Но в тайне сохраним свой маленький секрет.

Кружит нимфеток рой, внушает вожделение.
Философ; »Ну и нрав. Качает головой.»
Но так уж повелось от самого рождения,
Что человек не Бог, и даже не святой.

СПЛИН

Тихи на кладбище аллеи.
Стихов опавшая листва.
Исчезли ямбы и хореи.
Забыты нужные слова.

В багровом зареве сонетов
Стояли склепы! Карусель
Полунепризнанных куплетов.
Крестов помятая рондель.

Канцоны, оды и газели
В одной могиле. Вот постель.
Велибры к сроку не поспели.
А прочих унесла метель.

В живых остался и притих
Великолепный белый стих.

Авторская справка: Аркадий Флейшер, Израиль

Поэт. Автор шести книг; ''Избранные зебризмы'', ''Агония'', ''Палитра'', ''Аллюзия'', ''Миледи смерть''. Публикуется в литературных альманахах Израиля, Чехии, Германии, России а также в ряде международных Интернет - сайтах.