Евгений Ливади_large2

ДРУГ БАРДОВ АНГЛИЙСКИХ, ЛЮБОВНИК МУЗ ЛАТИНСКИХ…

***
Друг бардов английских, любовник муз латинских
Он жил, страдал, влюбляясь вновь,
От малых чувств- до исполинских
Воспитывал в себе Любовь.
И был, и не был, жил и пел Поэт…
Влюбленными глазами
Он в небо чистое смотрел,
А небо долгими часами
Ему, избраннику, музыке,
Дарило образы и лики.
Средь звезд, мерцающих огней
Он лишь о ней мечтал…о ней.
О ней, чье тело — совершенство,
О ней, чьи ласки — пик блаженства,
Чью нежность губ он на устах
Во снах хранил бы до «креста».
Ах, как влюблен, безумен был
Влюбленностью с ума сводил
(Себя и всех вокруг себя)
Любя, теряя, вновь любя…
Он брал перо и выводил
Те Чувства, чем Душа дышала,
Любовь его меж строк писала:
«Как я давно тебя здесь ждала,
И вот дождалась — ты пришел!»
Он в кресло сел и, взяв лорнет,
Кропил слезами те страницы,
Где лет ушедших вереницы
Печальный сладили сонет:
«И был, и не был, жил и пел Поэт…»

Элегия

Однажды в сером полумраке, порой туманной, поутру,
Когда бездомные собаки гоняли лаем детвору,
Когда природа постепенно трезвела от ночного сна,
И на порогах вожделенно дождями плакала весна.
За дальним тихим хуторком одна изба давно старела,
А в ней под самым потолком у образов свеча горела.
Огонь, играя со свечой, с ней вел беседу очень мило.
Целуя нежно, горячо бока ее ласкал игриво.
Свеча спросила у огня: «Ну что ж ты, милый, не уймешься,
То обжигаешь ты меня, то в сотый раз в любви клянешься?
Ведь мог давно ты быть костром, найдя пристанище иное,
Горел бы пламенным огнем, все без следа сжигал собою.
Что вместо этого сейчас имеешь ты, любовник милый?
Сгорим с тобою мы за час,- на больше мне не хватит силы.
И пусть любовь твоя крепка, но жизнь ее — одно мгновенье,
Чтоб умереть нам ветерка любого хватит дуновенья.
— Я жив, пока живая ты, а мне ведь большего не надо.
Но раз уж веришь ты в мечты, я дам пожар тебе в отраду.
Услышав этот разговор, сказал им ветер подоспевший:
— Не стоит ждать большой костер, когда весь хворост отсыревший.
Ты, одинокая свеча, способна дать немало света,
Но разве стоит сгоряча свече давать огню советы?!
Ведь это ты способна тлеть, когда любой огонь балует.
Ему лишь стоит умереть — тебя уже другой целует…
Огонь не прожил даже час,- был ветер прав, пусть слабой силы-
Огонь живет всего лишь раз…
А у свечи уж новый милый…

ЧЕРНООКАЯ

Черноокая, ну что глядишь печально,
В чутком сердце зазывая дрожь…
Нервно так к щекам ладошки жмешь,
Рассыпая серпантин хрустальный;
Не меня ли ты сегодня ждешь?
И добавил шепотом: «Случайно…».
Разве ж ты от случая уйдешь?
Может он и жаждал нашей встречи?
Посмотри, как сказочно хорош
Этот теплый желтоглазый вечер,
На других он как-то не похож…
Я скажу, пожалуй, даже боле:
Ново все… И пусть не в нашей воле
Выбор сердца: перлы или нож…
Коли я с мечтой твоей не схож-
Ты скажи, готов я к худшей доле.
Улыбнулась… И немое «да»
Донеслось душе как соло скрипки.
Оказалось, я менял года
На случайность этой вот улыбки.
Первые бездумные слова
Были так по- девственному зыбки,
Что от них кружилась голова,
Руки сами вязли в теле гибком…
А молва… Да что для нас молва,
Кто отменит право на ошибки?
Только небо сверху наблюдало,
Как Судьба на чернозёме липком,
Всю невинность страсти отдавала.
Ночь одна… Порой, как это мало,
Чтоб ответить на немой вопрос: —
Черноокая, об этом ты мечтала,
Это ли пределы твоих грёз?
Вдруг слеза с ресниц на грудь упала…
Был ответ и искренен, и прост.

ДВОРЫ НАШЕГО ДЕТСТВА

Старинный двор. Дома пустые-
Для воронья благой насест.
Лишь тополей стволы прямые,
Как признак жизни этих мест
Торчат, как вышки часовые,
Оберегая сон земли.
Их корни помнят дни былые,
Вот только люди не смогли
Принять присягу старым стенам.
Но стены приняли измену,
Чтоб те, кто жив еще, могли
Придти сюда и прикоснуться
К остывшим вехам детских снов,
Закрыть глаза и окунуться
В просторы сказочных миров.
Где можно было босиком
Гулять по лужам дружным маршем,
Где называли «вожаком»
Того, кто был хоть на день старше.
Миров, где первый поцелуй
Вгонял девиц в густую краску,
Где самый скромный сабантуй
Вседворовой кончался пляской.
У жизни самый прочный след
Наш беззаботный детский мир,
Но никаких не хватит лир,
Чтоб воскресить его на свет.
Лишь память будет наряжать
Былое время, как невесту.
И эту дань святому месту
Всяк приходящий будет отдавать.

ОСЕННИЙ БРИЗ

Печальный берег. Мимолетный бриз
Дохнул в лицо свежительной прохладой. Природы незатейливый каприз
В осеннем море зарябил отрадой
Моей тоске, что в пору разошлась. –
Кому-то в небе, видимо, так надо,
Коль притчей во языцех повелась
Тоска да грусть, как осени награда.
Мои следы, как грубые мазки,
Рисуя цепи волооких линий,
Лежатся на холодные пески,
Петляя рядом с беспределом синим.
Далекий парус врезался в закат,
Ножом отточенным кроя его на части.
Как грома неожиданный раскат
Шальная чайка крикнула на счастье
И в море бросилась, как будто наугад.
Но миг спустя над бездною застыла,
Трофеем хвастаясь подругам белокрылым.
Ах, море, как же быстро ты остыло!
Да я и сам, как хворый за теплом,
Уже успел стать берегу постылым.
Какими рифмами, каким пером,
Я повторю печальные мотивы
Осенних дум, что спрятали приливы
В песках унылых!? Разродясь дождем,
Шальная осень птицею крикливой
На землю бросилась, как чайка на волну…
Но миг спустя, с улыбкою счастливой,
Подарит небо берегу весну…
Все оживет во власти новой силы.

Люблю тебя

Люблю тебя, мой Ангел нежный,
Моя свеча в кромешной мгле.
Ты для меня глоток надежды
В моей израненной судьбе.
Мой дивный призрак темной ночи,
Твою божественную тень
Ласкает свет, а сердце хочет
Унять губительную лень.
Живу тобой, моя богиня
В твоих изысканных мирах.
Любви моей дала ты имя
И окрестила в небесах.
Мечтаю я, чтоб теплый ветер
Донес слова мои к тебе
И пусть во мгле заплачут свечи,
Тебе напомнив обо мне.

Петербургу

Великосветская пора…Екатерининские зори.
Здесь роскошь Царского Двора
Над Петропавловской неволей,
Касаньем Пушкинского лёгкого пера
Многоязычием звучало в гордом слове
«Санкт-Петербург». Красавец венценосный,
У нежных ног весны многоголосной
Он ниц припал, сказав ей тихо: «Здравствуй»
Иди же, разделяй и властвуй
Сюжетом сказочного векового сна,
Он твой сегодня, вседержавица весна!
Он вечно твой, как триста лет тому,
Когда, новорождённому ему,
Впервые ты открыла этот мир.
Ты закатила свой блаженный пир,
Любезно пригласив на Праздник Жизни.
Разборчив был он к лести, к укоризне,
И не всегда судьба его мосты
Соединяла с берегом мечты.
Не обошли его ненастья стороною:
Война, разруха, голод, нищета,
Казалось, он не выживет, порою….
Всё это было, только со щита
Не канул Ангел, не исчезла честь,
Не знамо русскому народу слово «месть»!
Так, пусть, навеки, как одна семья,
В объятиях весенней красоты,
Союзом прочности и звёздной высоты
Живут Господь и Невская земля!
Мой Петербург, с Днём Ангела тебя!

Полёт к тебе

Моя Душа горит свечой,
Она одна с тобою ныне
Бросает тень во мрак ночной,
Трещат дрова в твоём камине.
Мечты знакомый силуэт
Огонь безмолвно освещает
Моя Душа, оставив след,
Твой сон безгрешно посещает.
Пытаясь время превозмочь,
Оставив слёзы на подушке,
Тем сном, что дала тебе ночь
Наутро делишься с подружкой.
Но не найдёт Душа слова
Твоя Любовь с тобою плачет,
Как вестьнесущая молва
Она в тебе так много значит.
Но время стерпит, боль пройдёт,
Душа сумеет постепенно
Прервать непрерванный полёт
В который верила забвенно.
Смогу ли я опять на «ты»
Тебя назвать при новой встрече?
На «вы»- так проще, без мечты,
Так легче жить встречая вечер.
Куда уйду, не знаю сам,
Так странно сам себя гоню,
Всё, что имел- я отдал вам,
А вы придайте всё огню.
Мои виски полны седин,
Но, а свеча уж просто тлеет,
И пусть ваш старенький камин
В дождливый день вас просто греет.

Наедине с собой…

Я вышел ранним утром в поле…
От молчаливости до сна
Оно насыщено, как море
Своей стихийностью ума.
Мой шаг-волна травы примятой,
Как часовой идет за мной,
А я иду, иду куда-то
Иду куда-то сам не свой.
Иду и думаю: «Ведь где-то
Сегодня здесь, а завтра там,
Жужжанье, шелест, пенье лета
Уступят место холодам»
Что станет с этим дивным полем?
Уж колосок не бросит семя…
Но нет, оно ведь, как и море,-
Не умирает, — спит на время.

Осень

Я этой осенью болею,
Но без стесненья, без стыда,
В душе по-прежнему лелею
Осколки летнего тепла.
Я этой осенью скучаю,
С тоской смотрю на небосвод,
А там листва с моей печалью
По ветру водят хоровод.
Я этой осенью не сплю,
Живу мечтой о нашей ночи
И боль разлуки прочь гоню,
Но сердце слушаться не хочет.
Я этой осенью молчу,
Чтоб все сказать при новой встрече,
Когда с любовью постелю
У ног твоих осенний вечер.

Я этой осенью люблю…

Авторская справка: Евгений Ливади, Беларусь

Евгений Ливади - родился в августе 1976 в семье педагогов. Проживает в Белоруссии . С 2000-ого года печатался в районных и городских газетах, в рубрике «Поэзия» и являлся внештатным корреспондентом районной газеты. Пишет стихи с детских лет. Является автором и исполнителем своих песен. С 2012 года записал на любительской студии шесть своих песен. В 2013 году был присвоен диплом 1 степени в акции «Тепло наших сердец» в номинации автор-исполнитель.