Altmark-Lev2

ДРУГ БАРДОВ АНГЛИЙСКИХ, ЛЮБОВНИК МУЗ ЛАТИНСКИХ…

НОВОЕ ПОСЛАНИЕ КН. КОЗЛОВСКОМУ

Друг бардов английских, любовник муз латинских –
Поэт как прежде. Только носит джинсы
Он вместо добрых старых панталон.
А Муза – девушка, в которую влюблён, –
Общается с ним только по айфону.
И наш поэт не в модные салоны
Приходит строфы дивные читать –
Коллег бесить и юных дам смущать.
Он любит лайки собирать в Фейсбуке
И часто, грея над камином руки,
Он Ювенала вспомнит, ухмыльнётся,
Мол, старичок в гробу перевернётся,
Когда б узнал, какие строфы пишут,
И чем поэты нынешние дышат…
Какие дифирамбы! Что вы, братцы!
Сегодня, чтоб поэту состояться,
Быть мало Пушкиным, а нужно разбираться
И знать, к кому примкнуть, кого хвалить,
С кем спать, а с кем на кухне водку пить.
Ведь только тот считается поэтом,
Кого признают френды в Интернете…
Да, друг Козловский, вот такая грязь.
Прости, что обращаюсь не на «князь»,
Но нынче так. Судьба такая наша…
И вместо подписи аккаунт: Pushkin_Sasha.

ПИСЬМО ДРУГУ

Привет, привет, мой друг далёкий!
Вот и решил я написать,
Как мне сейчас неодиноко,
И хоть рискую в ересь впасть,
Но, не тоскуя о потерях,
Испив ганзейского вина,
Я закрываю снова двери
Туда, где больше нет меня.
«Там на неведомых дорожках
Следы невиданных зверей…»
Хоть и неловко мне немножко,
Но… удаляюсь от дверей.
Ведь дом, что был моим когда-то,
Теперь совсем уже не мой.
Другим там шуткам нынче рады,
В одёжках там покрой иной.
И я ни капли не в обиде
За то, что там почти забыт…
В моём окне другие виды,
Но так же кот колечком спит
На кресле у окна под вечер,
И не грозит закат бедой.
Я зажигаю нынче свечи
Перед субботнею звездой.
Ложусь и сплю, а сны всё те же,
Хоть и труднее засыпать…
Как видно, пёстрые одежды
Пора на белые менять.
Здесь осень девочкой несмелой
Ступает робко на порог,
И залетает то и дело
В окно берёзовый листок,
Каким-то чудом занесённый
Из дальних далей, как привет,
Сюда, где нет берёз и клёнов,
И той тоски осенней нет,
Что слаще самых сладких ягод…
Там пил с друзьями я до дна
Бокалы злой и терпкой браги –
Но не ганзейского вина…
«Белеет парус одинокий…»
В глазах невольная слеза.
Ну что ж, прощай, мой друг далёкий.
Что я могу ещё сказать…

ПЕСЕНКА СТАРОГО САТИРА

Любить красавиц – не порок,
А показатель юной силы,
Когда уж видится порог,
И близок, близок жуткий срок
Твоей, приятель мой, могилы.

Я не сгущаю красок, но
Оценим жизнь свою реально.
Ты о таком мечтал давно –
Махнуть рукой, мол, всё равно,
Но лучше с юной девой в спальне

Забыться, чтобы где-то там,
Средь ангелочков белокрылых
Припомнить всех прекрасных дам,
Что помогли моим стихам
Избегнуть пошлости унылой.

Я всех вас искренне любил,
Хоть и не вспомню поимённо.
Цветы и тортики дарил
И верным, хоть недолго, был
Рабом коленопреклонённым.

Мне стариком согбенным стать,
Увы, наверное, не светит,
Но стоит ли переживать,
Что быстро обветшала стать,
А в голове, как прежде, ветер?!

Я не серьёзен? Ну и пусть!
Шутить подобными вещами
Я почему-то не боюсь.
Так пусть тоска, хандра и грусть
Пребудут где-то – но не с нами.

Не сосчитать моих грехов,
Но вдаль гляжу я без испуга
И восхвалять всегда готов
Вас, музы всех моих стихов,
Мои прелестные подруги…

СКАЗКА О ЗОЛОТОЙ РЫБКЕ – 2

Рыбка, рыбка золотая,
Как же ты меня надула!
У меня к тебе есть просьбы,
Только как их передать?
Ты их выслушала молча,
После хвостиком вильнула
И бессовестно нырнула
Под волну… Ни дать, ни взять.

Ты ж мою супругу знаешь
С её криками и визгом,
От неё не откупиться
Ни корытом, ни сумой,
Ни дворянством худосочным,
Ни рублёвскою пропиской,
Ни машиною с мигалкой…
Что ещё? Да боже ж мой!..

Видно, сбрендила супруга –
Даже стыдно говорить мне! –
Захотела стать однажды
Новой путинской женой!
Если б пушкинской – согласен,
Это было б не обидно…
А теперь скажи мне, рыбка,
Кто из нас двоих больной?

Ты её отправь обратно,
Пусть не корчит кислой рожи!
Чтоб в расколотом корыте
Век стирала. Как-то так…
Ну а мне за все страданья
Дай супругу помоложе –
Предположим, Волочкову.
На худой конец, Собчак!

ОДА ИНТЕРНЕТУ

Поклон тебе, мой братец-Интернет!
Когда б я с бомбой атомной взорвался,
Ты б верным псом доставил мой привет
Тем, кто на этом свете задержался.

Мои стихи меня переживут
Хотя б уж тем, что бомбе неподвластны.
И, вырвавшись из злых телесных пут,
Я вдруг пойму, что прожил не напрасно.

А бомба… Что с неё бездушной взять?
Ей до стихов, как шведу до Вьетнама.
А мой удел – лишь в облаках витать
Благодаря компьютерным программам.

Пока какой-то вирус не сжуёт
Их в зарослях дремучих гигабайтов,
Я буду знать, что образ мой живёт.
И вы меня, друзья, не забывайте.

Беднягам-книгам приговор суров,
Уносит ветром их, как птичьи стаи.
Лишь Интернет, как грозный Саваоф,
Над нами неразумными витает…

***

В моих мозгах кипит война
Межгалактических масштабов:
То в бездну я нырну до дна,
Хотя, конечно, и не надо б,

То вновь я добр и пушист,
Люблю ничтожную букашку
И превращаю чистый лист
В исчерканную зря бумажку…

Как сердцевину отыскать
В дурацком яблоке раздора?
Для всех вокруг хорошим стать,
Освободить мозги от сора

И вдруг однажды написать
Размером пушкинским поэму,
Чтоб даже недруг мог сказать:
Да, этот парень круто в теме!

Но как, скажите мне, друзья,
Войну в мозгах закончить миром?
Ведь подружить, увы, нельзя
Её с чудесным звоном лиры,

Чтоб водрузив победный стяг
Над покорённым подсознаньем,
Открыть, что мир – совсем не враг
Моим лирическим стенаньям…

Жаль, но пока мне нечем крыть,
И дичь вокруг непобедима…
Ну как, ну как мне примирить
Себя с самим собой любимым?!

О НЫНЕШНИХ ПОЭТАХ И ШЕКСПИРЕ

Как всегда, что ни кровь, то любовь,
Как всегда, что ни розы, то слёзы…
Знаем: жребий поэта суров,
Но с надеждой на метаморфозы
Мы слагаем упрямо стихи,
Словно пашем словесную пашню.
Пусть стихи поначалу плохи…
Или плохи?.. А впрочем, не важно!
Каждый верит, что строки его
Вдруг блеснут на словесном Монблане,
И Шекспир, начитавшись стихов,
Назовёт вас по-свойски «братаном».
Не смешно?.. А без этого жить
И писать, прямо скажем, не в кассу,
Ведь высокое слово «служить»
На себя примеряем мы часто.
Так давай же, поэт, не зевай,
Поднимай свою планку повыше,
Чтобы Шекспир скрипнул зубом: «Давай,
Я подвинусь, садись-ка поближе…»

ИНТЕРНЕТ-ПОЭЗИЯ

Познакомился с хорошим поэтом,
В Интернете прочитал его книжку.
И ведь знал-то, чем закончится это –
Послевкусием или… отрыжкой.

Ведь себе мы доверяем не очень –
Комментарии читаем на сайтах,
А в мозгах у нас одни многоточья
И любой другой фигни гигабайты.

Лишь поэт, как заколдованный, пишет,
Обманувшийся в своих ожиданьях.
Может, нам и было б не лишне
Похвалить его разок за старанья?

Но завистливо мы скрипнем лишь зубом,
Дескать, все эти прекрасные строки
Растворятся в безразмерном Ютубе,
И не будет от стихов этих проку.

То ли дело Пушкин и Тютчев –
Проще было жить им на свете.
Без компьютера писалось-то лучше,
Без могильников стихов в Интернете…

А потом и мы тетрадку откроем
И рифмуем… Вот такая картина.
Будто всех нас ожидает иное
В гигабайтах этой злой паутины…

О МУХАХ И О НАС

Какая страшная судьба!
В момент любовного соитья
Они погибли, трепеща
Слюдою крылышек прелестных…
А ведь могли бы и спастись,
На миг прерваться и укрыться,
Чтоб меч карающий не смог
Достать их в том укромном месте.

Две мушки… Век ваш краток был –
Недожужали, недопели,
И вам уже не увидать
Своё мушиное потомство…
Ведь я, подлец, подкрался к ним
И шлёп без долгой канители
Журналом, в коем про животных
Статьи. И тот журнал был толстый…

Я вас, бедняжек, загубил,
А после выпил стопку водки,
Съел бутерброд, надел пиджак,
Шнурки погладил и побрился,
И беззастенчиво пошёл
Слегка расхлябанной походкой
К той даме, где я был вчера,
Но так любви и не добился.

И вот иду я и грущу,
Ведь мы, по сути, те же мухи…
А вдруг отыщется журнал,
Которым кто-то нас приложит!
И всё уйдёт на задний план –
Любовь, страдания и муки…
Мы даже крылышком махнуть
Перед погибелью не сможем.

И наши кишки полетят,
Гонимые попутным ветром…
А тот, кто шлёпнул нас, вздохнёт
О всех погибших в миг соитья,
Потом стакан себе нальёт,
Мол, все мы в этом мире смертны,
И позабудет навсегда
Про это скорбное событье.

СТИХИ ИЗ БОЛЬНИЧНОЙ КОЙКИ

Моя убогая личина,
Уже не годная влюбляться,
Пытается найти причину
На этом свете задержаться.

Книг непрочитанная стопка
Глядит печально и серьёзно,
Как та игривая красотка,
Что раньше смог бы, да уж поздно…

Ну да, ещё любовь к отчизне,
В которой я рождён когда-то,
Что мне сказала: «Ну-ка, сбрызни
В свои исконные пенаты!»

Я взял и сбрызнул. И не надо
Лить нынче слёзы крокодильи,
Когда мне заступ и лопата
Отрубят скоро клюв и крылья.

Да я и так уж не пернатый,
А как червяк членистоногий,
Ползу тихонечко куда-то,
Чуть приволакивая ногу.

Дышу с одышкой и сверкаю
Уже очками, а не глазом,
Но в писсуары попадаю
Пока что, извините, сразу.

Все смертны. Но когда я буду
Окутан райским фимиамом,
Я напишу письмо оттуда
И с ангелочком передам вам…

Авторская справка: Лев Альтмарк, Израиль

Родился в 1953 году в российском городе Брянске. После окончания Института транспортного машиностроения работал инженером, учителем, журналистом. В 1990 году поступил в Литературный институт им. Горького на семинар А.И. Приставкина. После окончания института в 1995 году переехал в Израиль, где и живу в г. Беер-Шеве. Первая моя подборка стихов опубликована в альманахе Брянской писательской организации, затем повесть «Стукач» в тульском альманахе «Ясная поляна» в 1992 году. После этого - публикации в журналах «Юность», «Дружба народов», «Нева», «Новый Ренесанс», в альманахах «Созвучие муз», «Золотое руно», «Российский колокол», «Арфа Давида», «Без границ», «День Поэзии 2015» и т.д. Первую книгу выпустил в 1999 году. К сегодняшнему дню выпустил шесть поэтических сборников и десять книг прозы. Был участником литературных фестивалей в Македонии, Хорватии, Германии и Израиле, книжных ярмарок в Иерусалиме и Лейпциге. Являюсь координатором Международной Гильдии Писателей. Являюсь членом Союза писателей Израиля и Интернационального Союза Писателей (Россия).