IMG_0392

ДРУГ БАРДОВ АНГЛИЙСКИХ, ЛЮБОВНИК МУЗ ЛАТИНСКИХ…

ЧЕРНОВИКИ

Друг бардов английских,
Любовник муз латинских,
Прелат кантерберийский…
Крестился-утопился.

Царю Салтану – девки.
Царю Дадону – пташка.

Два русских человека
Играют в шашки в штатском. –
В английском парке, веришь?
Не прибедняйся, полно!

И здесь тебя, Сергеич,
Ещё немного помнят.

НАИНА

«милый!» – а милого след простыл.
бродит, потерянный, по полям
и собирает в букет полынь,
мачеху-мать да траву-бурьян.
выпорхнул в ночь, – ну каков смельчак!
время не ждёт: до второй зари
следует остерегаться чар
и отворотный отвар варить.

выискав сердце низин лесных,
где мавки пляшут который год,
лилии рвал, тростники, камыш,
ряску разбрызгал вдоль берегов.
между коряг проползал – ужом,
с корнем выдёргивал лопухи,
прятался в лиственный капюшон,
лесовиков обходил лихих.

после, как белка, на пихту влез,
сбрасывал шишек охапки вниз.
неосторожно увяз в смоле –
и наши тени внизу сплелись,
склеились – там, где любовь мертва;
стебли её не плотней, чем дым…

выкипел весь колдовской отвар:
некому было долить воды.

GIRL’S SECOND BEST FRIEND

«A kiss on the hand may be quite continental,
But diamonds are a girl’s best friend»
© Leo Robin/Jule Styne

Слова волшебниц накрепко запомнив,
Идём – через долины, через горы, –
Заветное желание исполнить…
Но потерялся Изумрудный Город.
Идти поодиночке – не под силу,
А у меня есть только ТЫ, хороший:
Такой нерассудительный Страшила,
Не Лев, не Дровосек и не Тотошка…

Мы срежем путь: пойдём обыкновенной,
Дорогу с жёлтым кирпичом оставив.
И вот мы в поле, маки по колено,
И можно разговаривать с цветами.
Растягивая вдохи до предела,
Почувствуем, что нужно так немного, –
Того, что не найти и не подделать.
Но сердце, ум и храбрость – не помогут.

Я скину башмачки, глаза закрою,
Ты сбросишь огрубевшие сандали:
День фей, неубивающих героев,
И обезьян, которые летают…
Мы сделаем свой путь предельно длинным
И будем, сонно, плыть в тени акаций –

Туда, где в красных маковых долинах
Не нужно – ни вставать,
ни возвращаться…

ОСЕНЬ ЧЕЛОВЕКА НЕВИДИМКИ

По затопленной, непроходимой траве,
по дорогам, ведущим в бездонную даль,
наступая на небо, бежит человек,
а вокруг пузырится прозрачный асфальт.

Он промок бы давно, если б не был раздет.
Он текуч и стремителен не по годам.
У него по лицу и по телу – везде,
даже в сердце, – струится, струится вода.

Пусть над ним и под ним только капли поют, –
у него эта музыка зреет внутри.
Вереницы ужей, уползая на юг,
совершенствуют глубоководный иврит.

Разлетаются в брызгах молекулы звёзд.
Пешеходные стаи к ночлегам бредут…
Я отдам ему свитер, – чтоб он не замёрз,
пока ищет безоблачный свой Занаду.

ВОКРУГ ДИВАНА ЗА 80 ДНЕЙ

Мы когда-нибудь составим расписание,
чтобы выяснить предел своей полезности;

сверим чарты с предсказаниями дальними,
и из них узнаем точно – как себя спасти.
План такой: на завтрак – кофе с круассанами,
крошки вытряхнем из одеяла, а потом
подберём его – видавшим виды парусом,
чтоб, причалив, сад сажать и даже строить дом.

Получив конверт с ответственным заданием –
расставаться с сухопутными печалями,
на обед организуем голодание:
хлеб насущный поедаться будет чайками.
Ранним вечером ты притаишься за спиной,
чтоб схватить меня в охапку – поздним вечером.

И, счастливые, заметим оба, перед сном,
что мечтать нам дальше – совершенно не о чем.

ЭВОЛЮЦИЯ РЫБ

сапоги до колен не спасали. у ног
океанились лужи, – утонешь без ласт!
водолаз Гарри Поттер в рекламе кино
убивал Волдеморта, не радуя глаз.
научиться бы так убивать – до тех пор,
как совсем растворится магический дар!..
толпы маглов втекают в метро-телепорт.
ты любил повторять, что слова – ерунда,
увлекая глядеть, как сгущается день,
облака опускаются ниже домов.
наши тонущие отраженья в воде…
первый тусклый фонарик, морской анемон…

наблюдая ландшафты подводных полян
(там хороший хозяин не пустит собак
/ты легко отпускаешь меня/ погулять),
вдоль покатых бортов сухогрузов и барж,
огибая причалы, развилки, мосты,
по которым давно не идут поезда,
сквозь кварталы затопленных зданий пустых
возвращаешься глубже под воду, – назад,
где никто не заметит – смешения вер,
эволюции рыб, размывания черт…
и плотней закрываешь разбухшую дверь –
в свой спасённый эдем.
в затонувший ковчег.

ТЫ ГОВОРИШЬ

ты говоришь: этот дивный лес
полон опасностей… но потом –
руку берешь мою.
много лет
нашим следам жить в лесу пустом.

я говорю: закрывай глаза;
это не сложно, когда вдвоём.
здесь возвращаться и ждать нельзя;
путь даже с компасом не найдём.

ты говоришь: нам пора спешить,
с шага не переходя на бег… –
и исчезаешь в лесной глуши.
кто их отыщет, пути к тебе?..

справа разрыли тропу кроты,
слева – деревья шатает лось.
ты говорил: изучай язык.
слов в человеческом не нашлось…

я говорю: под ногами снег
прячет следы, хороня секрет…
будут кукушки молчать
во сне,
если и там тебя больше нет?..

БОГАТЫРСКОЕ

Как три богатыря на перепутье,
Пинаешь камень, головой качая.
Такой, выходишь, несуразный путник,
Что даже волшебство не выручает.

От шапки-невидимки мало толку.
Меч-кладенец зачем достал не к месту?
И легче приручить степного волка,
Чем отыскать завидную невесту.

Принцессы – (ах, какие недотроги!) –
Меняют за год по пятнадцать принцев.
Романтику пера с большой дороги
В разбойники пора, а не жениться.

Не в женщинах, не в золоте богатство.
Скачи, свищи – и не проси прощенья!
Жаль, рыцари с досадным постоянством,
Венчаясь, превращаются в кащеев.

Три выбора, – ан нет альтернативы.
Окинешь тяжким взглядом чисто поле,
Вспугнёшь ворон из зарослей крапивы,
Но имени коня уже не вспомнишь.

Потопчешься, как нищий на пороге,
Нацедишь мёда в мёртвую водицу…
И разглядишь четвёртую дорогу, –
Такую, чтоб пойти и заблудиться.

О ДЕФИЦИТЕ ПРАВИЛЬНЫХ ОПРЕДЕЛЕНИЙ

Вдоль устричной бухты разгуливал вечер,
Оттенками ретро нас изображая –
Безумно свободных, бегущих беспечно
Вприпрыжку, по вόлнам, с морскими ежами.
Какие-то глупости веткой чертили
На мокром песке. И, в объятиях пены,
Смешно кувыркались, смущая актиний,
Всех чаек прибрежных согнав постепенно.
Руками махали, неслись бесполезно,
Шутили о том, что доступно не многим,
Кричали… Научным горя интересом,
За нами следили, со дна, осьминоги.

…Осталась на память моллюска ракушка,
Которую мы поделить не сумели.
Прижмём её к уху: внутри и снаружи
Колотится пульс, и, внезапно, поверим –
Мурашкам, сбегающим по позвонкам, и
Словам, что наутро размыло прибоем.
Они были больше, чем просто словами.
А море…
оно было больше, чем море.

ВЕСЕННЕЕ

давай, сегодня будет облачно,
и по такому злому случаю
на крышу ляжем, полуночную,
чтоб сказку новую разучивать.
пройдём сквозь холод водосточных труб,
сквозь гобелены мокрых зданий и
согреем прошлогоднюю листву

своим дыханием.

давай, сегодня будем кошками,
мчась – сами по себе – по городу…
на время станем нехорошими,
всё небо расцарапав – поровну.
дотронемся, совсем нечаянно,
губами… можно не скрывать от всех:
там пешеходы беспечальные

уже не смотрят
вверх.

Авторская справка: Катерина Снежная, Великобритания

Кандидат в мастера спорта по синхронному фигурному катанию, выпускница Самарского Государственного Аэрокосмического Университета. Увлекается современными танцами и современной же поэзией; победительница нескольких сетевых поэтических конкурсов. Подборки стихов печатались в журналах "Европейская Словестность", "Новая литература" и др. В Великобритании проживает с 2014 г.