20160306_144457

ДРУГ БАРДОВ АНГЛИЙСКИХ, ЛЮБОВНИК МУЗ ЛАТИНСКИХ…

***
Друг бардов английских,
           любовник муз латинских
Витиеватость строк
           нестройный рой рядами
Ваял он на песок.

Прелесть рифм эллинских,
             метафор исполинских
Рождали чувств поток.
              И совершенства миг
Был вовсе недалёк.

Мечта ли, искушенье,
                      судьбы ли провиденье
Дриады образ той,
                      Эвридикой представший,
Манил всё за собой.

Эрато пробужденье
                                иль кер уничиженье
Из праздности пустой
                       творил Поэт прообраз
И грешный, и святой.

         
            Ветер.
С утра принёс прохладу ветер,
Дождливой плетью хлестнув в окно.
Его совсем забыли дети,
А он пришёл, как из кино.

Он растрепал дверные петли,
Гулял по дому босиком.
Он заплетал в косички ветви
И расплетал, но уж потом.

Он собирал в охапку листья,
Бросал их вверх, резвился, пел.
Помыл все крыши, чтоб были чисты
И в трубы весело свистел.

И лишь когда совсем стемнело
Он взмыл стрелой под облака
Завил их лихо вокруг шеи
И улетел, сказав:»Пока».

***
Просто я устал, просто простудился.
Может озверел или надломился.
Надоело слушать, верить и молчать,
Даже силы нет, чтобы наплевать.

Смутные желанья тают в забытье,
Новые всплывают, но уже не те.
Замерзают чувства в сумраке надежд,
Всё из-за избытка грусти и невежд.

И порочным кругом копошится мир.
Ходит, ищет что-то, как шутник сатир.
Может, кто разбудит совесть и мечты.
Но они увяли, как зимой цветы.

И подбитой птицей просится печаль.
Мне бы отмахнуться, да беднягу жаль.
Что ж, входи, подруга. Посидим вдвоём.
Вспомним Витю Цоя. Вместе попоём

Накирнём-ка с горкой горькой по одной.
А потом расскажешь, как там, за стеной.
За стеной запретов, подлости и лжи.
Всё ещё на страже?  Ну-ка расскажи.

А за летом лето. В общем, как всегда.
И уходит время, как в песок вода.
Лишь печаль-подруга, знает, что по чём.
Знает, жизнь за стенкой  бьёт живым ключом.

***
Чувства, маленькие мошки
Так и жалят — вот напасть.
На душе скребутся кошки.
С ними б только не пропасть.

То ли дело — за окошком:
Всё кипит, бушует жизнь!
Если там и бродят кошки,
То без мысли поскрестись.

Эх, весельем-мухобойкой
Разгоню печаль и грусть.
На лихой, весёлой тройке
Укачу-ка… Ну и пусть.

                                  ***
 Когда не видно неба от сумрака ночи,
Когда жизнь тихо шепчет: «Молчи, молчи, молчи».
И снова молча веришь, надеешься и ждёшь
Солнечный тот лучик, когда проходит дождь.

А ливень всё сильнее, всё яростей грозаа6
И с большей силой режет усталые глаза.
И всё сильней стихия переполняет грудь.
А ком всё нарастает, нет силы продохнуть.

Ломит, ломит, ломит. Исчезнуть бы, уйти.
Но мир перевернулся, нет назад пути.
И веришь в утешенье, утешаясь в вере,
Что мир не так уж сер, а пусть хоть чёрно-белый.

                       ***
 Воспарить — это не сложно.
Быть свободным и лететь.
Кто сказал, что невозможно
Быть в полёте и запеть.
Окрылённым быть так важно.
Жаль, что с крыльями не все.
Но летал же ты однажды.
Ну и пусть, что лишь во сне.

      Возвращение.
Попрошу прощенья у родных берёз,
Припаду к ним нежно, не жалея слёз.
Я опять вернулся. Вернулся. Я живой.
Разум сой проснулся, израненный тоской.
Теперь я снова с вами, забуду обо всём.
О, нежность. О, услада. Теперь-то заживём.
                     
                                ***
 Мне бы сорваться. Сорваться на волю,
Туда, где дышит надеждой трава.
Там, в одиночестве, на нескошенном поле
Отдохнуть от тоски смогла бы душа.
Взмыться бы птицей, сбросив оковы
И упорхнуть в синюю даль.
Парить ввышине снова и снова,
Чтоб не догнали тоска и печаль.
                           
   
                          ***
 Весенний гром. Ветра вой.
Смятенье облаков.
И запах свежести ночной,
Манящий за собой.

Стерты границы двух миров:
Небесной и земной.
Лишь отражение зрачков —
Двух маленьких богов.

Слепящий свет из пустоты
На сотни лет вперёд
Подарит луч, туда, где ты
Боялась темноты.

Не бойся! Этот поворот
Не тернии судьбы.
Забудь свой страх. Забудь. И вот
Мир у твоих ворот.

Пьянящий шелест тополей
Нам что-то говорит.
А ночь — чернее всех морей.
Отправимся за ней!

Мы полетим, куда летит
Свежесть всех дождей.
Туда, где Орион блестит,
Где светит и манит.

Мы позабудем путь назад,
Путь, вскормленный дождём.
Поближе к звёздам, что слепят.
Они ведь нас простят.

И уж тогда-то мы споём
На весь Вселенский свет,
Что мы с тобой, лишь мы живём.
С тобой. Лишь мы вдвоём.

           ***
Давайте будем говорить
Лишь те слова, что душу греют.
Давайте будем их хранить
И пусть от них любовью веет.
И будем верить только им,
Ежеминутно повторяя.
И только с ними будем жить,
Одним лишь им жизнь доверяя.    

Авторская справка: Дмитрий Чеботков, Великобритания

Родился 1980 году в Ворошиловграде, ныне Луганске. Там же окончил школу, университет. В 2007 переехал в Великобританию, где и проживает по настоящий момент в Лондоне.