12278694_1106111409434061_4467053191601019459_n

ДРУГ БАРДОВ АНГЛИЙСКИХ, ЛЮБОВНИК МУЗ ЛАТИНСКИХ…

1
Друг бардов английских, любовник муз латинских,
Знаток времен дорийских и коринфских,
За свежестью ты входишь, будто в реку,
В чужую речь, в тома, в библиотеку.

[Когда проходишь ты открытый доступ,
Ты видишь смысл, он — неприступный остров,
— Не автора, не шифр, не год изданья, —
Вал жизней, бьющихся о тайну мирозданья.]

Здесь неприкаянность твоя пускает корни,
И невостребованным быть не страшно,
Печально было б не понять вчерашних,
Уйти в размен для славы иллюзорной.

Ты будущему служишь каждым вдохом.
Передаешь послание эпохам.
Следи, чтоб слог был строг. Яснее. Четче.
Ты дипломат. Филолог. Переводчик.

2

У книг, подаренных тобой,
Есть удивительное свойство:
Из них все ангельское войско
Ко мне слетается гурьбой.

И это шелестенье крыл —
Удел Иванова и Блока —
Как зыбкий облак или око,
Что светлый небосвод раскрыл

Над малой беленькой церквушкой.
Она деревне дарит звон,
Здесь воздух, кажется, влюблён
И ласково целует в ушко…

3

Клевер – розовые нити,
Кашки белая мережка.
И закаты – может, снитесь
Вы земле моей безгрешной?

Тонет небо слой за слоем
За деревней обветшалой.
Сердце прячется за словом.
Слово сердцу помешало…

4

Утро, звёзды и сухие лозы
Брошены в камин.
Пробуждаясь от метампсихоза
Вздрогнул серафим.

Три касанья каменного пола.
И босых ступней.
Сон невнятных воплощений долог.
Жизнь еще длинней.

Связи всех причин когда отыщешь?
Зыбки облака
У порога в горнее жилище,
Пропасть глубока.

Неумелый взмах трёх пар воскрылий.
Волевой разбег.
Вы прохладой утром ощутили
Легкость ваших век?

5
Черемуха, вдохни мое сердечко,
Все в этом мире, знаешь, так взаимно:
Растает строчка греческого гимна –
И догорят каштановые свечки
Через два дня, торжественно, бездымно…

6
Выходит Фея фейерверков
На Воронцовские пруды.
Спросонья старенькая церковь
Ворчит: “Наделает беды”.

Не позлобе она сурова.
Видала на своем веку,
Как плачут сироты и вдовы,
Как слёзы жаркие текут,
Невинность розгами секут.

Огнём бенгальским, кратким, белым,
Зелёным, беглым озорством
Осыплет Фея не робея,
Взмахнёт широким рукавом.

По небу — голубые вены.
Предвечный высветят глагол.
Так фраза брошена со сцены
И искры упадают в пол.

7

Но знай, что я тебя люблю,
Как люди любят незабудки
И древних летописей буквы,
Как дети – праздничный салют,
Как яблоневые облака –
Последние недели мая…
Так ловит девочка немая
Луч солнца в дырочку листка.

8

Вот пять минут с тобой поговорив,
Увы, я хвастаюсь безбожно, —
Произнести мой адрес — Рив
Гош — так сладко и несложно.

И этот город вовсе непохож
На тот другой, но тот, что справа.
Здесь бродит сладостная дрожь,
Рив Гош — старинная оправа

Беседы долгой au salon de thé,
Заданий матушки Сорбонны…
Когда играешь Галатей,
К тебе всегда все благосклонны!

Здесь память снова будоражат сны
И Мемуары Адриана…
Куда шаги устремлены?
Путь — не по карте, а спонтанно,

Спонтанно, будто обретая суть
Того, что брошено Жан-Полем…
Случайно так легко шагнуть
От «Озарений» к «Алкоголям»!

Сложней обратно, до Деборд-Вальмор.
Сквозь откровенность роз Саади
Узнать ничтожность наших ссор…
Просить прощения бога ради…

Спасаться? Au Jardin du Luxembourg?
Альбом, шершавая бумага…
Чтоб знали место contre/pour!
Остановиться за полшага…

Плетеных кресел, пепельниц, террас
(Этюды серой акварели)
Остался оттиск. В первый раз
Побудь с собой. Как Марк Аврелий.

9

Не делишься ни прошлым, ни мечтами.
Мы друг у друга на задворках судеб.
Зачем ты хочешь, чтоб тебя читали
Чужие непонятливые люди?

Мне разгадать бы, что ты в этом видишь,
И кем ты был тому назад лет восемь.
Зеленые усадьбы, древний Китеж
И лето, устремившееся в осень…

10
Прошли, уже почти проходят
Игра в поэзию и дождь.
Что я найду взамен мелодий,
Которых от меня ты ждешь?

Чем заменить стихи и травы?
И песни родниковых дней?
Не делают плохой оправы
Для драгоценнейших камней.

Мне не совсем еще понятно,
Откуда возникает грусть,
Но раз тебе со мной приятно,
Я это портить не берусь…

Авторская справка: Екатерина Белавина, Франция

Родилась в 1977 г. В Москве. Училась на филологическом факультете МГУ им. Ломоносова. Работает в Эколь Нормаль Сюперьер (Париж)