IMG_6331

ДРУГ БАРДОВ АНГЛИЙСКИХ, ЛЮБОВНИК МУЗ ЛАТИНСКИХ…

***

Друг бардов английских, любовник муз латинских,
Свободный ветер, тонкий, как струна,
Твой слог в снегах альпийских, в глаголах исполинских,
Им вновь побеждена, опьянена.

Живешь в небесных лирах на высоте Памира,
И также словом жжешь «сердца людей»,
«Младое» поколенье – твое по крови племя —
На Темзе, молча, кормит лебедей.

Хандрят все тем же сплином – наследство от кумира –
Им «сладок дым Отечества» навек,
Встречаются в Стихире наяды и сатиры,
Чтобы доказать опять: «жив человек!»

Любимец всего света живет в веках в поэтах –
Сосуд ценней, чем книжные шкафы –
В тебе так много света, учусь писать сонеты
У гения «Онегинской строфы».

В туманном Альбионе, как в девичьем альбоме,
Хранятся твои грезы и мечты,
Как локон в медальоне, как линии в ладони,
Мы все в плену у Пушкинской строки.

Абецедарий

А, может, развяжем прошлое?
Безмолвию тоже учатся,
Великая сила – Вселенная,
Где нет степеней свобод –
Дедал не колышет перышком –
Евангелие разрушится –
Жестокие и нетленные
Замки золотых оков.

И глиной единой слеплены,
Как будто два разных берега,
Линованного озера,
Мост есть, но, увы, без пролет,
Ночь длинная, вечер ветреный,
Осмысленная полемика
Попала под зубья бульдозера,
Рыдая, что в прошлом полет.

Свинец не возьмет траекторию,
Так будет, и это главное,
Улыбка глазами дариться,
Финал только на небесах,
Хорошая наша история —
Цветок, засушенный в плаванье,
Что, может быть, с нами состарится,
Шагая в моих стихах.

Щенячьим восторгом взвешивать
Эстетику мыслей сложную,
Южным ветрам доверчивым
Я подставляю ладонь,
А ты будешь мысли сдерживать,
Безмолвие невозможное:
В каждом прохожем, встреченном,
Глаза мои дарят огонь.

Я думала: стукнет тридцать

Я думала: стукнет тридцать,
Объеду весь мир автостопом
С высоким и сильным матросом
Или с чеширским котом,
Чтоб сердце билось, как птица,
Ландшафт проносился галопом,
Не вышло – мечта под вопросом,
Оставлю ее на потом.

Я думала: стукнет тридцать,
Со мной будет байк и татуха:
«Per aspera ad astra» и прочая ерунда,
Но вдруг… я вяжу на спицах
И не надеваю косуху,
Живу только Маем и Мартом
И рифмами иногда.

Я думала: стукнет тридцать,
Подарят заветный Gibson,
И голос мой будет слышен
На всех коротких волнах,
Меняются страны, лица,
Ни дня не проходят без микстов,
Наверное, тот, кто свыше,
Хотел, чтоб все было не так.

Финалю, а если серьезно,
Двадцатые канули в Лету,
И дышится также свободно,
Вот только б обнять друзей,
И в мир мой, немного курьезный
Несложно достать билетик
Сверхновая книга Иова –
Тридцать зажженных свечей.

Я так скучаю по тебе

Я так скучаю по тебе, что ночь без сна,
Пусть мыслей бесконечный круг сведет с ума,
Не осознать и не принять, как ты далек,
Со мной скучает рыжий кот и потолок.

Непросто все, что есть во мне, тебе сказать,
Я не могу к тебе прийти, тебя позвать,
Тебя обнять, чтобы никто не осудил,
И чтоб взглянуть в твои глаза, не хватит сил.

И этих слез не разделить, не осушить,
И этих слов не заглушить, не обронить,
Вот только пишутся стихи все о тебе,
Но я, увы, побеждена в такой борьбе,

Я напишу тебе письмо, опять сотру,
И перестану вспоминать тебя к утру,
Об этом знает карандаш, но он молчал,
Я так скучаю по тебе, как ты скучал…

Я вернусь в этот город

Я вернусь в этот город без лишних звонков,
Без привычных е-мейлов и писем по сути,
Потому что всегда со мной к встрече готов
Город первой любви, город первой разлуки.

Я прибьюсь к каравану тираспольских птиц,
Прилечу ранним утром пьянящей весною,
В детском сердце моем нет стран и границ,
В одном ритме с тобою стучит, Приднестровье.

Я вернусь в этот город, чтоб встретить тебя,
На ромашке гадать, как гадала когда-то,
Чтоб опять слышать ветер седого Днестра,
И вдыхать сладкий запах твоего винограда.

Чтоб каштаны цвели, чтоб светила луна,
Чтобы мирное небо вселяло надежду,
Чтобы деток счастливых рождала страна,
Чтоб у всех моих близких все было, как прежде.

Я вернусь в этот город, пусть в статусе «гость»,
Потому что он мне иногда очень нужен,
Чтобы прошлое здесь снова воссоздалось,
И опять босиком пробегу я по лужам,

И опять за окном шелестят тополя,
И сверчок не смолкает всю ночь на рассвете,
Моя гордая, очень родная земля,
По тебе так скучают подросшие дети.

Чашка кофе

Чашка кофе дымится,
И устало ползет карандаш,
Мне сегодня не спится –
Темнота превратилась в гуашь.

Беспокойные мысли
Снова в спринте побили рекорд,
Пальцы вяло повисли,
Недожав воспаленный аккорд.

Занавески трепещут:
В дом врывается ветер и сплин,
Мне приснился сон вещий,
И для клина, увы, нужен клин.

А в словах бесконечность
Многоточий, набросков, мазков –
Беспринципная вечность
Проживает в ударах часов.

Умирая, рождаюсь –
Стол заменит сегодня альков,
И почти растворяюсь
В свежем ворохе черновиков.

Я люблю свою жизнь

Я люблю свою жизнь, потому что она меня любит,
И, когда я сдаюсь, она духом упасть не дает,
Потому что на тех, кто меня непременно осудит,
Есть такой же процент, кто меня непременно поймет.

Я люблю свою жизнь, потому что всегда ждут родные,
И в холодной ночи для меня их окна горят,
Потому что друзья мне простят неудачи любые,
Сквозь пространство и время безмолвно со мной говорят.

Я люблю свою жизнь, потому что живу я в Одессе,
Гордой, вздорной, свободной и до боли сердечной родной,
Много слов не скажу, потому что воспета ты в песнях,
Есть в душе уголок, и ты знаешь, что он только твой.

Я люблю свою жизнь, потому что есть утренний кофе,
Море, ветер, весна, свет далекой, но нужной звезды,
Потому что есть много путей, и один лишь к Голгофе,
Запах книг, шоколад, треск костра и живые цветы.

Я люблю свою жизнь, потому что живу я стихами,
Раньше детскими – в стол, а сейчас повзрослевшими – в мир,
Люблю разную жизнь с перепадами и виражами,
В ней есть счастье и боль, и паденье, и будет Памир.

Одержимость

Мы одержимы гением,
Не разделив альков,
Ярким ночным свечением
Губим, шутя, мотыльков.

Не Зинаида Гиппиус –
К звездам не позову,
Южный цветок гибискуса –
Не для тебя расту.

Ты не в узде, не в стремени,
Будто из хрусталя,
Я из другого племени –
Вечный тотем — земля.

Ветреная, свободная,
Только не прекословь,
Грешная и голодная,
Вены тревожит кровь.

Нежная, грациозная,
Лирой в тиши звучу,
Звякну метаморфозами
Солнечному лучу.

Я попрошу о малости,
Только одной, тебя,
Власть покажи, пожалуйста,
Милый, оставь меня.

Давай, мы попробуем встретиться?

Давай, мы попробуем встретиться?
Спонтанно, без брони столика,
Ты выберешь эдельвейсы,
А я черный шелк простыней,
Веревочная лестница,
Связавшая мыслей толику
В билет без обратного рейса,
Сблизит еще сильней.

Давай, мы попробуем встретиться
Без Блока, Цветаевой, Байрона,
Опустим темы извечные,
О ямбах, спондеях, слогах,
Страницы пусть обесцветятся,
Осталось сказать заглавное
«Люблю» — мое слово конечное
В пленительных карих глазах.

Давай проведем ночь без критики,
Без стёба, акцентологии,
Луна, превратившись в наместницу,
Двум странникам будет светить.
Религии нет и политики,
Сбежавшие от филологии:
Давай, мы попробуем встретиться,
Давай, мы попробуем жить…

Когда-нибудь

Когда-нибудь в следующей жизни
Я подарю тебе девочку,
С сияющими глазами,
Чтобы, как мама, всем нравиться,
Будешь терпеть капризы:
Розовую ленточку
Повяжешь, чтоб знать: за лесами
Ждут тебя дома в пятницу.

Галопом пустив, под венец пойдем
На меринах в серых яблоках,
Не бойся: узду рукой придержу
Коня твоего брыкливого,
Стихи по ночам сочинять вдвоем
Из слов, от других припрятанных,
И я о любви своей скажу,
Свободная и красивая…

Сквозь толпы подруг, почитательниц,
Забросив прошлых поклонников,
На голос твой упоительный,
На привязи словно, идти,
И буду молить Создателя,
Сегодня беспрекословного,
О малом: твой взгляд пронзительный
Опять на земле найти.

Авторская справка: Елизавета Ковач, Украина

Родилась и выросла в Тирасполе. Уже 10 лет живу, творю и работаю в Одессе – городе Солнца. Пишу стихи с детства, начала публиковать их в интернете в 2009 году, публикуюсь в поэтических альманахах. Немного играю на гитаре, пишу и исполняю свои песни, декламирую стихи, выступаю с концертами, пробую себя в прозе. В Одессе издано 2 поэтических сборника: "Зеркало души" (2011) и "Окна напротив" (2016).