092

ВСЕ ТЕ ЖЕ МЫ: НАМ ЦЕЛЫЙ МИР ЧУЖБИНА…

Всё те же мы: нам целый мир чужбина,
Хоть лебези пред ним иль проклинай.
Все свысока глядят, как будто мы в низине.
Как будто мы – есть Ад и лишь они – есть Рай.
Всё те же мы: по жизни одиноки…
Не знаем: есть ли этому предел?
Повсюду только ложь, угрозы, склоки…
Не грустно, не смешно – ведь это наш удел.
И пусть кругом лишь зыбкая трясина —
С протянутой рукой не ходим на порог.
Всё те же мы: нам целый мир чужбина…
Но выше мира мы,
покуда с нами Б-г!

***

Чтобы ты никогда не болела,
Я возьму на себя твою боль.
Если видеть меня надоело,
Лишь скажи «Уходи»… Что ж, изволь…
Только знай же — всегда и повсюду,
На любую напасть, на беду,
Невидимкою рядом я буду,
Только мысль обо мне – я приду.
Подкрадусь и уютною шалью
Оберну я тебя в теплоту.
И всё то, что с тобою искали,
Будем жадно ловить налету.
И ломая собой параллели,
И не видя ни чьих-либо лиц,
Наши души в тот миг улетели
В этот Космос цветной без границ.

***

Амёбоподобные девушки
Пахнут беретом и шарфиком,
Пахнут Фонтанкой и Питером
И незаурядным умом.
Они безразмерно начитаны.
Их жизнь в непонятном нам графике:
Сидеть в балахоном свитере –
Под джаз потягивать ром.
Ах, девушки, милые девушки
С посаженой в плечи головкою!
Вы вечно такие неловкие…
С глазами в очках или без…
Слегка угловаты, голубушки,
Но речь словно перец с солонкою.
И голос скрипучий, не звонкий. Но…
В нём будто сидит некий бес!..

Листая альбомы художников,
Читая апокрифы разные,
Не зная, что люди ничтожные
Не видят девичью красу,
И набожные и безбожные,
Обвешаны разными цацками
(А может быть и не обвешаны)
Ночами кричат в пустоту…

Карнеги.., Блаватская.., Кришна… и…
К чему это всё? Может лишнее?
Оркестр гудит в трубы медные.
И вот замыкается круг…
Быть нужною.., верхнею.., нижнею..,
Но только не «зимнею вишнею»…
А лодка отчалила медленно
И с нею уплыл милый друг…

Амёбоподобные девушки
Становятся с возрастом сильными.
Становятся с возрастом мудрыми.
К берету прибавился зонт.
И как только дождь хлынет с небушка,
Умоет поребрики пыльные,
Они соберутся и скроются
Стаею за горизонт…

***

Закрой глаза.
Не верь, что видишь тьму —
Ты видишь всё, что только пожелаешь:
Цветных фигур и пятен кутерьму,
Картины, близкие тебе лишь одному,
Зависимо: иль счастлив, иль страдаешь.

Закрой глаза.
Умчись на сотни лет —
Вперёд, назад ли — всё равно. Не важно.
Пройдя сквозь толщу радостей и бед,
На главный свой вопрос не получив ответ,
Укройся в домике из карт одноэтажном.

Закрой глаза.
Навеки обо всём
Забудь. И пусть забвенье торжествует!..
Мы — игрек или икс?..
Но только парадокс
Лишь в том, что мы случайно существуем.

То сон иль явь?
То правда или ложь?
Не всё ль равно? Но можешь и проверить:
Открой глаза —
Ты для себя найдёшь,
Что тот и этот мир — предельно схож
И чуждых между ними нет материй…

Как осознать природу бытия?
Что есть оно? И кем являюсь я?

Чтоб мир увидеть чистым как слеза —
Закрой глаза.

***

Пульс.
Пульсирует Пульсар
В ядре бездонной клетки.
Он — жизни вечной эмиссар,
Он ставит свои метки.

Всё подчиняется ему —
Ничто нигде не спрятать.
Но сколько карликов его
Хотели припечатать.

Не пережить и не объять
Его, хоть надорвёшься…

И, видно, так и не узнать —
На чьей руке ты бьёшься…

***

Я люблю запорожскую сечь,
Сало, борщ и, конечно, горилку,
Обожаю грузинскую речь,
Их пеньё, огневую лезгинку.
А особо, до мозга костей,
До микробов пропитан я Русью …
И какой я, скажите, еврей ?..
Нет, судить о себе не берусь я.

Русь родная, Украйна, Кавказ …
Мы за них и на бой и на плаху …

А они подтолкнут ещё нас,
Потому что нужны мы им …

***

Кучную суету Ангелов
И их шуршание крыльев
Я слышу и я вижу пред собой.
Жизнь слегка подставила
Меня
и под насилие
вручила,
Чтоб я вспомнил — что есть боль.

Слегка подзадержался,
Не тронутым, я в мире.
Но это не в манерах у Судьбы,
Чтоб человек катался,
Как в масле сыр, а в сыре,
Чтоб не было хоть крохотной дыры.

Судьба взялась за дело,
Кромсая моё тело,
Что в пору слёзы лить да волком выть!
У нашего же брата
Заменено всё матом.
И чёрт с ним ! Лишь бы выжить.
Лишь бы жить…

Пусть боль меня иначит,
Как плазма в чёрной пèчи !
И пусть она морозит, словно лёд!

Я знаю — ты загладишь.
Я знаю — ты залечишь.
Ты лишь меня обнимешь — всё пройдёт.

***

А давай посильней разбежимся
И с разбегу взлетим в небо.
Мне не надо ни мёда, ни хлеба,
Лишь бы в небе с тобой кружиться.
А потом, оседлав жёлтый месяц,
Будем молча считать звёзды,
Что срываются словно слёзы…
(Их потом кто-то снова подвесит?..)
И комету за хвост поймаем,
И прокатимся по Вселенной.
И увидим, что звёзды не тленны…
И какую-то тайну узнаем…

Нам летать бы как можно дольше…
Только нужен разбег побольше…

***

Ты меня переживешь. Выйдет срок.
Ты меня переживешь. Дай бы Б-г!
Как тебя я от себя оторву?..
Если первой ты… не переживу…
И когда я улечу в мир иной,
Я прошу: — Не улетай вслед за мной.
Может статься, что я в Ад попаду…
Если в Рай, то я тебя подожду…
Если хочешь, я тебя подожду…

***

Когда кошка родится из мышки
И пролезет в замочную скважину…
Когда стрелки захлопнет крышка
И случится нечто важное…
Когда поле цветных кристаллов
Разрисует всё небо радугой,
А я небо рукой достану –
Лишь взойду на высокую пагоду…
Когда минус подружится с плюсом,
Не издав никакого бума…
Всё путём – у себя нахожусь я,
Где реально живу и думаю.

Авторская справка: Леонид Михельсон, Израиль

Родился в России, в 1959 году. Работал в театрах в качестве композитора, музыканта, актёра. С 1996 года проживаю в Израиле. Играю в театре, пою в хоре, пишу музыку для театров Израиля и России.