из двух

ВСЕ ТЕ ЖЕ МЫ: НАМ ЦЕЛЫЙ МИР ЧУЖБИНА…

1. «Всё те же мы: нам целый мир чужбина…»
Но в том для сплина слабая причина.
Что клянчить у чужбины нам взаймы?
Наш личный капитал – всё те же мы.
Подобный дар — не каждому награда.
Не пленник ни фортуны, ни уклада,
Неповторим на чувства и на вкус…
Здесь друга понимают с полуслова.
Отвага – честью отвечать готова.
«Друзья мои! Прекрасен наш союз!»

В лихой ли день… за чаркой ли вина –
У дружбы неизменная цена.

О, жертвенность — алтарь во храме дружбы.
Ни в клятвах, ни в камланьях нету нУжды.
Всё просто: когда час судьбы придёт –
Ты делаешь за другом шаг вперёд.
Звенят клинки…
…словами плачут перья…
Прочь улетают демоны безверья.
Огонь в глазах — всегда сильнее тьмы.
Чужбина – миф.
Наш мир — всё те же мы.

2. Ушедшим друзьям – актёрам Театра на Юго Западе.
А третий звонок раздаётся всё чаще
Уходят актёры.. Играли блестяще……
Но судьбы актёров в руках Мельпомены
Вот этот — на сцену. Вот этот – со сцены.
Актёры играют несчастье и счастье…
И рвут себе жилы и сердце на части.
Чтоб смех раздавался, чтоб слёзы сверкали
Чтоб лампы и нервы – на полном накале.
Не делится взвесь вдохновенья и пота..
Актёры играют. Такая работа.
В любую секунду – на лезвии сути.
Навыворот сердца. Уж не обессудьте.
Всё так очевидно и невероятно:
Из света – во тьму. И оттуда обратно.
Ну, хоть бы они отдышались бы, что ли…
Не ведом момент окончания роли…
Тем боле –
Неведом назначенный срок
ведь может быть третьим
и первый звонок….
Не знает актёр ни мгновенья, ни часа,
Когда остановится маски гримаса,
Когда не поймёт ошарашенный зал,
Что сыгран
Пред ним запредельный финал.
Фехтуют со временем
так эпатажно…
Ну что ж что рискуют ? Им это не важно.
А важен им честный, небесный манок…
За ним и уходят… под третий звонок…

3.Не затевайте с девочкой любовь
Когда уже давно — не середина.
Вы для неё — музейная картина.
Не затевайте с девочкой любовь.
Не затевайте с женщиной роман.
Вас выдаёт проклятая привычка
Ключи от сердца — всё же не отмычка.
Не затевайте с женщиной роман.
Не затевайте с дамой лёгкий флирт.
Вам седина не добавляет масти.
Вам интеллект не заменяет страсти:
Не затевайте с дамой лёгкий флирт.
Вообще, не называйте это «страсть».
А назовите лучше — ностальгия.
А чашу страсти пьют теперь другие
И вам в их круг весёлый не попасть.
Затейте лучше… ужин у огня.
Огонь души терзается в камине.
Блестит в глазах
И в жилах тихо стынет:
Затейте ужин на исходе дня.
Пойдёт метель по крышам танцевать.
Потом капель затеет песню снова.
Камин погас, синьджоре Казанова…
Настало время что-то затевать.

4.Два гордых лорда при эполетах,
Решили драться на пистолетах.
Любое время ! Любое место !
Святая тема – защита чести.
Весьма весом был дуэльный повод.
Хоть его толком никто не помнит.
Но кровь играет. Но честь взывает.
И кульминация назревает.
На пикировке для разогрева
Пришла присутствовать Королева.
Она воссела…Платком взмахнула…
Тут её матом со стула сдуло.
Поскольку лорды, не зная страха,
Друг друга тонко послали нафик.
И – растерялись, поскольку смутно
Им представлялся дуэльный трафик.
Толпа зверела… Просила экшн…
Ревела: must get your satisfaction !
Курок, однако, не мог быть взведен –
Он был в чулане мышами съеден.
Два гордых лорда рукою твёрдой
Уныло били лордячьи морды.
Потом внезапно, хлебнувши виски,
Дуэль покинули. По-английски.
Так скучно, серо текла тусовка…
Что пэрам-сэрам смотреть неловко.
И, с тихим вздохом открытой фляги….
Ушла эпоха плаща и шпаги.
Там, где идальги с месьями вместе
Клинками пели напевы чести.
Где клич бретеров — бойцов бесстрашных:
Всегда я, сударь, к услугам вашим !

Но наша песенка не об этом.
Она о лордах …и эполетах…

5. Санскрит любви
Любовь загадочна — молва не нова.
Все это знают, но секрет не раскрыт.
И потому любви простые слова,
Как-будто клинопись и тайный санскрит.
О-о-о…так таинственна в своей простоте.
Да-а… так обманчива спокойной канвой.
И непременно нам важны только те,
Кого мы любим, а не кто-то другой

Когда в кино – так это «хистори лав».
Когда в тебе – так это целая жизнь.
Опустошает, ничего не украв
Так наполняет до краёв – что держись.
В киношке этой не меняется жанр:
В сюжет вплетаются и радость и боль.
И в нашем сердце затевают пожар
Те кого любим , а не кто-то другой.
Любовь –особенная ветвь колдовства
Любовь — особенный сердечный гипноз
Любовь — пришедшие внезапно слова.
И обжигающий жарою мороз…
Любовь — молитва беззаветной мечте.
Её часовня — звёздный купол ночной.
И у любви на алтаре только те,
Кого мы любим, а не кто-то другой.

Не потому , что у других нет души.
Не потому что кровь других холодна.
А потому что нашим сердцем вершит
Одна она лишь . И она лишь одна.
Почти не слышимый в реке-суете ,
Звучит не вычурный мотивчик простой….
Но, чтобы пелось — нам нужны только те,
Кого мы любим. А не кто-то другой.

Любовь возвышена – взлетают сердца.
Они в полёте день и ночь напролёт.
Они готовы долететь до конца,
Хотя уверены, что вечен полёт.
Увидеть звёзды в роковой темноте
Среди полёта – так мечтает любой.
Но и тогда… на той последней черте
Никто не знает что такое — любовь.

6. об эллинах по-белому
Сократ был лузером…
Дом его был беден и пуст .
Единственно чего у него было, хоть отбавляй –
это мозги…
Его ненаглядная Ксантиппа
выносила ему мозги каждый день,
но так и не преуспела…
Правда, он пытался давать уроки…
Но, будучи лузером, делал это кое-как.
Он не учил.
Он просто беседовал с учениками.
Трепался попросту говоря…
До сих пор не понятно:
зачем к нему ходили потрепаться
такие серьёзные пацаны,
как Платон, Эвклид…и даже — Алкивиад…
Алкивиад-то уж точно был не лузер !
Что ? Кто это такой Алкивиад ?
А-а… ну-у… это…
Короче – это правитель Афин.
Времён лузера Сократа.

7. Ты знаешь, это было как сон
Неважно, что случилось потом.
Удача пронеслась колесом
Азартно повела напролом.
И пусть мотив любви бестолков
И полон пересудов людских.
Но губы обдаёт ветерком
Движения кровей ведьмовских.
А знаешь, это было как вдох.
Дыханьем перехваченный миг.
Минуты драгоценности крох
рассыпанных в пространстве двоих.
И запах кофе цветом в восход.
И шелест солнца в красный прибой.
И спящий на ступенечке кот.
Так это было вместе с тобой.
Как странно, как щемяще, как вдруг…
Внезапно безграничный простор.
Звенящей тишины полукруг.
Решения себе вперекор.
Как жаль, что мимолётно, как жизнь.
Но настояще, словно бы встарь.
Не зарекайся. И не божись.
Вот: улица, аптека, фонарь.

8.Элегия…
На миг пресеклись глазами
Но каждый ясно прочитал,
Что в этой жизни было с нами.
Чего кто ждал… о чём мечтал…
Всё честно, чисто, без лукавства
И сложной внутренней борьбы…
Мы все заложники пространства
Своей несбывшейся судьбы.
Проходят тенью над зрачками
Души усталость и порыв
Всё, что должно случиться с нами,
На миг в себе соединив.
Среди пустынного убранства
Неспешной звёздной пустоты,
Мы все заложники пространства
Своей несбывшейся мечты…
Наш опыт стал для нас обузой.
Таков мучительный баланс!
Привычно могут наши музы
Для нас сыграть любой романс.
В душе не ощущаем транса
Молитвы наши холодны.
Мы все заложники пространства,
В котором храмы сожжены.
Нас Музы весело кружили
В нас Пан великий умирал.
Самим себе слегка чужие,
Мы посетили этот бал…
Где так неясна и прекрасна
Мгновенность глаз из-под ресниц…
Мы все – заложники пространства
Без продолжений и границ.
Песчинка в воздухе повисла
Над окончанием времён,
Почти не понимая смысла
Событий новых и имён…
И неожиданно погасло
В ночи светившее окно…
Мы все — заложники пространства
Не нами замкнуто оно.

9.А знаешь – я и есть обман.
Но не умышленно-брутальный.
Я по планиде дон Гуан.
Такой: реально – виртуальный.
Твоей души сакральный Бог.
Твоей иллюзии скольженье.
Твоей мечты самоподлог.
Твоей надежды отраженье.
В моём движенье простота
И справедливость коромысла.
Для всех равна, для всех чиста
Моей эмоции конкиста.
Пойму, утешу, поддержу,
Найду слова у кромки платья.
Неважно – голову ль вскружу.
Неважно – будут ли объятья.
Я пелериной- теплотой,
Плащом внимания укрою.
Предельно искренний с тобой.
Предельно искренний — с другою.
Не выдаст Бог – свинья не съест.
Стальной клинок не промахнётся.
Мужей неистовый протест
В часовне тихой отпоётся.
Как невозможно задолжать
Того, чего не занимали.
Так невозможно избежать,
Судьбой прописанных скрижалей.
Не самолюбия навар.
И не тщета самопознанья.
Возможно – это божий дар.
Возможно — тяжкий крест призванья.
Всё принимая так, как есть,
Смеюсь и плачу мимолетно.
Не задержавшийся ни здесь,
Ни там,
Ни где-нибудь конкретно.
От основания основ
Предназначением заужен,
Лечу-спешу на чей-то зов,
На чью-то грусть… туда, где нужен.
А так как чёртов ассинхрон
Не знает паузы и лени —
Движенье – вечный мой резон.
И постоянство — лишь в движенье.

10.Ты пришли мне судьбу по почте
Только адрес проверь сперва.
Я открою сухие строчки
И привычно прочту слова.
По словам пойму, что удачу
Мне на этот раз не встречать.
Но не скисну и не заплачу.
И прочту не спеша опять
И припомню, при том, сначала,
Как кружился мой карнавал…
Что судьба от меня скрывала…
И что я от судьбы скрывал.
Как я шёл над землёй враскачку
По натяжкам гитарных струн.
Ничего не копя в заначку,
Так как весел я был и юн.
Просто быть не могло иначе.
Нет другого пути в мечту.
Я не мерил масштаб удачи,
Вылетая на высоту.
Я не думал тогда о хлебе…
Как не думаю и сейчас.
На придуманном мною небе
Лихо кружится мой Пегас.
И когда становится шатким
Под копытами Млечный тракт —
Улетает моя лошадка
В перевёрнутый звездопад.
Чтоб не падать – взлетают звёзды.
И в момент, когда длился взлёт.
Загадаю пока не поздно:
Что со мною произойдёт.
В этой жизни, и в этой смерти
При весельи и грусти при…
Ты пришли мне судьбу в конверте,
Пусть мы знаем, что там – внутри.

Игорь Борц, Израиль

Родился, как и все... А дальше - как уж вышло.