IMG_20170614_140734

ВСЕ ТЕ ЖЕ МЫ: НАМ ЦЕЛЫЙ МИР ЧУЖБИНА…

***

Все те же мы: нам целый мир чужбина —

А кто такие «мы»- чтоб я так знал
Один в чужом краю смотрю финал
Футбола — и один тут сгину

Не увидать Макеевки моей—
Где был забой и цех и в бане шашни—
Все тот же я — мне каждый день — вчерашний
И не откину хвост как подлый змей

Когда ж пробьет моя ночная смена—
Перед собой все это в гроб запхну—
И в жизнь нырну обратно как в копну
Душистого колюченького сена

Тайной любви посвящается

Я Даму знал- с банкета на банкет
Она перебегала трясогузкой
Но было видно — счастья в жизни нет
И Дама заедает грусть закуской—

Но вот он я — вошел как павиан
В унылое ее существованье-
Полвечера звала меня Иван
Васильевич- а после просто Ваня

Она мне корчит рожи — я смеюсь
Она мне заливает — я внимаю
Я стал ей парой как цыцаре гусь
Запело серце словно жаба к маю

Но я осознавал — она бомонд
А я простой мужик хотя душевный
А жизнь таких всегда берет на понт —
Полцарства нет а значит нет царевны

Я так и не коснулся этих губ
Зато она меня пустила в душу —
Я там царил как мышь на складе круп
И даже не особо лез наружу

***

Душу до неба возвысив
Словно на крыльях коня-
Гордой фамилией Фисев
Жизнь наградила меня

Прожил я цельно и ёмко
Нюхал и цех и забой
Но безнадёга как фомка
Грудь разомкнёт — и запой—

Сердце сигналы ловит
Лучше чем тот айпэд —
Будто ночной рептилоед
Стих вылезает на свет

И наблюдаю с дивана
Превозмагая испуг—
Ёмкие строки Ивана
Утром читает Фэйсбук

Стих про ключевую Даму

Пустовало долго место свято
Долго я не думал ни о ком—
Но влюбился в даму-депутата
и ходил стоять под исполком

В юности была она комсоргом
И имела связи в кгб —
Я бродил уныло по задворкам
С примой дотлевавшей на губе

Издали смотрел как на стоянку
С пафосом въезжает черный джип —
Вывернулось сердце наизнанку
И в него воткнулся страсти шип

Все подряд читал ее указы
Слушал выступленья интервью
В горло за столом не лезли зразы
Думал даже что себя убью

Но меня приметила охрана-
И чуть было в том не помогла
Мигом зажила на сердце рана
И с тех пор печаль моя светла

САМОЙ БОЛЬШОЙ ЛЮБВИ ПОСВЯЩАЕТСЯ

После неудачи с каждой дамой
Вспоминаю первую любовь
Дом её был схож с помойной ямой
Но туда хочу вернуться вновь

За едой смотреть как из салата
Милая выкидывает лук
И считать за сколько лет квартплата
Не вносилась — милой недосуг

Слушать как бренчит на пианино
Елочку— и как бесстыдно врёт —
Все пустое — я хотел с ней сына
Но нельзя загадывать вперёд

Тридцать лет тоскую с нелюбимой-
Фисев Ваня- пьянь и графоман—
Жизнь прошла как скорый поезд мимо—
Вашей правды мне милей обман—-

***

Ночами сердце как тушканчик
Громоздко скокает в груди
Я ночь не сплю от этих скачек
И даже днем не сплю почти

Судьба с рождения всадила
Мне в душу ржавое тесло
Но словно череп крокодила
Душа открыта ей назло

Она закроется едва ли
Лишь облетит как одуван—
Не раз Ивана предавали
Но не озлобился Иван

Бывает— подкладут собаку —
Я все стреплю- переживу
Но только ночью на бок лягу
И вижу все как наяву

Заноет заберет поджилкой
Такая страшная тоска
Тянусь с дивана за бутылкой
Она как смерть — всегда близка

Самой большой любви — ГРУСТНЫЙ СТИХ

На траве валялись маргиналы
С ними ты — сама как маргинал
И вошла в истории аналы
Кто то вас умышленно заснял

Я теперь сижу у монитора-
А прошло уже так много лет-
Лопнула давно твоя контора
И сама ты умственный скелет

Все тебя забыли только Ваня
Фото смотрит по ночам твои
Стал из за тебя он пьянью рванью
И жену нашел не по любви

Сердце как руины Нинивии-
Там в груди давно разорвалось—
Лишь стихи как черви дождевые
Выползают после горьких слез

***

В норе моей души
В ее сыром проходе
Как ящерица
Женщина сидит
Я проскакал козлом
В любовном огороде
Жевал траву любви
Но не был этим сыт

Мне говорили все—
Шалава окрутила—
И Фисев старший
С помпой проклял нас
Я на своём стоял
Но я не дал ей тыла
Не защитил
И пробил страшный час

И сорок лет спустя
Дрожит рука с планшетом
Об этом не могу
Стихами написать
Да что там — не могу
И вспоминать об этом
Но помню сорок лет
И вот пишу опять

Я уходил в забой
Стоял в цеху две смены
Под собственный забор
Валился пьяный в дым
Женился дочь родил
Стал человек семейный
Но чувство будто я
С ней умер молодым

Привязчивость души
У Фисевых в породе
И в собственной беде
Виновен только я
Лежит скелет козла
В засохшем огороде
Обломаны рога
И в черепе змея

***

Работаю на вахте я вахтёром —
Сижу на стуле и пишу стихи
Свисает сердце бычьим помидором
И скоро упадёт в сырые мхи

Супруга в кухне варит щи с капустой
В полголоса под нос кляня меня — —
В своей семье с годами стало пусто
Как дятлу на засохшем срезе пня

Ушла от мужа к женщине Настёна
И все соседи хором ржут с отца
Но сквозь коронки не издам ни стона
И буду молчаливее тунца —

За то что я писал о нем в фэйсбуке
Меня избил в подъезде лучший друг
Но старому Ивану нет науки —
И я опять пишу о нём в фэйсбук

В конце концов одна душе отрада—
О чёмто говорить с людьми в сети
Мне большего теперь уже не надо
Нет счастья — но и горе позади

Эпитафия себе

Я был Иван
Не помнящий родства
Я помнил только дам
И пьянки в бане
Но пробил час
И вот мои слова
Вам говорят
Об истинном Иване

Я жил в Макеевке
И думал слечь там в гроб
Но жизнь распорядилась
По другому —
Под старость я
Наехавший укроп
Бесправный хмырь
Тоскующий по дому

Всегда везде
Несчастен был Иван —
За это он теперь
Вдвойне несчастен —
Верблюд
Свой потерявший караван
Наивный идиот
Как Хофман Дастин

И вот сижу
В чужом сыром углу
На табуретке
Рядом с батареей
Один как перст
Как череп на колу
Как висельник

И стих пишу
Который станет мне
Последним
И ничтожным оправданьем
Когда вы все
кто пишет на стене-
В последний раз
Напишете —
Помянем

Авторская справка: Иван Фисев, Республика Саха

Фисев Иван-- родина Макеевка там родился и жил и там хочу умереть-- пишу стихи с юмором и без юмора-- когда как- есть готовая книга Корыто любви-- ищу где издать