ВСЕ ТЕ ЖЕ МЫ: НАМ ЦЕЛЫЙ МИР ЧУЖБИНА…

***
Все те же мы: нам целый мир чужбина,
Не видя свет, утратив ремесло,
Святого духа и Отца и Сына…
Подножье гор травою поросло…

Безудержно на колесе несёмся,
Струе подобно в тесных жерновах,
Не видя звезд, но опаляясь солнцем,
Забыв о самом важном впопыхах

Мы делаем детей, как месят тесто,
На взвод солдат уставший кашевар,
Бежим туда, где не найдем насесты,
И шаг от койки до зловонных нар…

Все те же мы: наивные, смешные,
Как первый лепет, что услышит мать…
С потерянным уставом рядовые,
Которым просто хочется поспать…

Обострение

Детство… школа… тетрадки в клеточку…
Выпускной… И в цветах крыльцо…
За кусочек гвардейской ленточки
Завтра мне разобьют лицо…

И под кожу введут забвение,
В трупный яд обмакнув иглу,
Я – последнее поколение,
Не забывшее про войну…

Пусть вокруг волчьи крюки и свастики,
Мой парад – это мой Ленинград!
Не стереть нас бандеровским ластиком –
Каждый рядом со мной — солдат.

Я иду в полку победителей,
Окуная лицо в сирень…
И становятся всё омерзительней
Проклинающие этот день…

Память

Море вышло из спячки, и ночи бледней,
Умирают последние крокусы —
Здесь три года назад убивали людей,
А сейчас ремонтируют офисы…

Майский воздух растерзан, разъят и распят,
Остановлено даже дыхание…
Только бьётся в висках: «Виноват, виноват…
Обрекающий жизнь на заклание!»

На моем Куликовом не льётся слеза
На коляски, на сумки хозяйские…
Кулаками давлю на сухие глаза
И на горе своё второмайское…

Гладят тени мне руки, целуют лицо,
Сквозь молчанье, что в сердце повисло…
Надеваю на правую руку кольцо,
Чтобы помнить и ныне, и присно…

Воин

Пепельный чуб, прищуренный глаз —
Выстрел за выстрелом…
Если тебя не убили сейчас,
Значит, ты выстоял…

Щёлкнул пустой автоматный рожок…
Броник застёгнут, но
Это не он тебя бережёт –
Родина…

Друг твой сжимает землю в руке,
Взрывом оторванной…
Стонут разбитые невдалеке
Блоки бетонные…

Вдоволь досталось тебе на веку
Крови и пороха.
Ты, не спеша, вынимаешь чеку,
Чтобы – без промаха…

Фантазии

Есть такой уголок — у меня с ним старинные счеты:
Он когда-то стащил из причёски роскошный нарцисс…
Только я возвращаюсь, влюбляюсь, как школьница — слёту,
И на ушко шепчу: Балаклава, Судак, Симеиз…

Он меня узнаёт и приветствует чаечьим хором,
Как ни в чём не бывало, мне всё отдаёт, чем богат…
Я прощаю его и целую в макушку с пробором –
Он такой же, как прежде, хотя и немножко – солдат.

Мы в обнимку идём по ступенькам святого Фороса,
В ботаническом царстве пугаем веселых детей…
На двоих – два крыла – и не меньше, чем у альбатроса,
Он кричит о своём – только слышится мне: «Кок-те-бель…»

Будет ялтинский бриз мне шептать колыбельные песни,
И вершины Ай-Петри под ноги стелить облака…
Изумрудный прибой мне подарит фату, как невесте,
Там, где камни-тюлени давно отлежали бока,

И погладит меня по лицу перепончатой лапой,
И не в будущей жизни, а именно – здесь и сейчас!
С кипарисовых крон будет счастье в ладони мне капать
И стучать кастаньетами в желтые окна террас…

Москве

Москва ошеломила снегом топким,
Кошачьими глазами автострады,
Ворчал трамвай, машины ныли в пробке,
А слышалось: «Тебе мы очень рады…»

Я ничего такого не просила,
Чего у Бога просят в этом мире,
Лишь прикоснулась пальцами к чернилам,
Разлитым по булгаковской квартире.

И закачались Воробьевы горы,
И оказалось самым, самым главным,
Что пусть не мой, но мной любимый город,
Меня напишет с буквы незаглавной.

Он не читает бабелевских шуток,
Не фарширует рыбу по субботам,
Он кормит на прудах ленивых уток,
Когда спешит на вечную работу.

Я замираю в детском удивленьи
И шевелю губами по привычке…
И возникает в дальнем отдаленьи
Лицо моей пробабушки-москвички…

Он город-сказка, город сновидений,
Живу я в грезах или грежу всуе,
Ношу в восторге шлейф его строений
И застываю в робком поцелуе…

Этот город коснется щеки тёплой краской заката,
Южным ветром – ладони, Утёсовской песней – души,
И вдохну я, как в детстве, не воздух, а сладкую вату,
И пойму, что за счастьем мне незачем больше спешить.

Одессе

Этот город обласкан руками великих французов,
Ароматом акаций цветущих пропитан насквозь…
Я стою и гляжу, как над Оперным кружится муза
И роняет стихи на душистое сено волос.

Этот город гудит на наречье, картавом, невнятном,
Копошится Привоз, зазывая кичливых гостей…
А они не глядят на торговок – и это понятно –
Их чаруют коленки и юбки твоих дочерей.

Этот город пребудет во мне не бульваром в оконце,
Не Потёмкинской лестницей, что к небесам побежит…
Да пребудет навек, город мой, предзакатное солнце,
Что целует тебя в итальянский прибрежный гранит!

Ты заснёшь, как дитя, в безмятежном великом покое,
Где неспешные волны баюкают в море Луну…
Ну а я не усну… Я подружку-гитару настрою,
И тихонечко трону зовущую песню струну…

Путь

Вешняя непогодица…
Перистый гололед…
Знаю, что Богородица
Верит в меня и ждёт.

Лестница, словно «Лествица»…
Щиплет лицо мороз…
Старший — за руку держится,
Младший — мне дышит в нос.

Тихая, полусонная,
Просто совсем ничья…
Под колокольными звонами…
Господи – это я!

Принял уставший батюшка
Исповедь без затей.
Слёзы смахнула варежкой,
И обняла детей.

Ломбард

…Я сдавала в ломбард печаль,
Мысли грешные,
Взгляды, что посылала вдаль,
Безутешные,

В каждой жилке тоску и тьму,
Заключённую,
Из бессонных ночей тесьму,
Извлечённую,

Я сдавала в ломбард слова
Потаённые,
И хихикала вслед молва:
«Разведённая…»,

Приходила к окошку вновь
С горьким именем,
И сдавала в ломбард любовь…
Да не приняли…

И тогда я сдала кольцо
Обручальное…
И забыла твоё лицо
Беспечальное.

Страннику

Висят в бесстыжей наготе
Плоды рябины…
Прекрасны в сонной красоте
Как ты, Марина…

Твой томик знаю наизусть
До самой корки,
Прости, что лью сегодня грусть
Скороговоркой…

«Пригвождена», «С другою как?»
Петля, могила…
Я ненавижу пастернак,
А ты любила…

Он завязал стальной рукой
Твою котомку…
Теперь вот я давлюсь строкой,
Впадая в ломку…

И мне не вычерпать до дна
«Судеб скрещенье»,
Любви моей одна цена –
Не всепрощенье!

Я раздаю себя – за так! –
За строчкой строчка…
Какой ты всё-таки дурак!
Точка!

Авторская справка: Елизавета Ковач, Молдова

Автор трех поэтических сборников, г. Одесса. Публикации в альманахах "Золотая строфа" Москва 2009, "ЛитЭра" 2017, Москва поэтическая", 2017, в сборнике стихов "Восторженный Пегас" г. Лысьва, 2016, "45 параллель", 2017. Грамота одесского городского совета - литературного конкурса имени Паустовского 2016, диплом европейского конгресса литераторов за сохранение традиций украинского языка, диплом международного фестиваля "Славянских традиций-2016" за растущий творческий потенциал в драматургии, грамота смоленского областного литобъединения "Родник" за сохранение чистоты русского языка, победитель конкурса стихов издательства "Образ", Москва, 2017, победитель международного литературного фестиваля "Под небом рязанским", 2017, в номинациях "Художественная проза" 3-ье место, "Драматургия" 1-ое место, лауреат в номинациях "Духовная лирика", "Любовная лирика", г. Рязань, 2017, победитель, 2 место, международного форума "Славянская лира-2017" в номинации драматургия, первое место в конкурсе зрительских симпатий, Минск, победитель международного литературного фестиваля "Центр Европы", Полоцк, 2017 в номинации "Молодежная поэзия", 2-ое место в конкурсе зрительских симпатий, финалист международного литературного фестиваля "Русский стиль", 2017, Германия, "Славянских традиций"-2017.