my pic

ВСЕ ТЕ ЖЕ МЫ: НАМ ЦЕЛЫЙ МИР ЧУЖБИНА…

8 сентября

Все те же мы – нам целый мир чужбина…
Отечество? Оно приходит в снах.
И стражником на памяти часах
Стоит. Там нашей жизни половина.

Немного нас. И все, что есть, далече;
Мы одиноко проживаем дни.
И быстротечны дружеские встречи,
И снова канут в прошлое они.

Мы пьём одни: все чаще, все привычней.
И, дорогим бургундским запасясь,
Мы с милым другом кроем мастью масть
И коротаем вечерок обычный.

Но раз в году, когда катИтся лето,
Как Римский цезарь, в колеснице прочь,
Мы из дому уходим прямо в ночь –
Туда, где небеса искрятся светом.

В собраньи звезд, в мерцании светил
Мы видим все возлюбленные лица
И к берегам единственной столицы
Стремимся сердцем из последних сил.

Туда, туда – на берега Невы!
Там дремлет нашей жизни половина,
Все те же мы – нам целый мир чужбина…
Быть может, нас не досчитались вы?

Московские квартиры

Старинные московские квартиры,
Обшарпанный – в полкомнаты – рояль,
Где в кухнях правят мамы-командиры,
Где за роялем руки льют печаль.

Так медленно, так упоенно-грустно
Этюд Шопена в комнате большой
Взмывает птицей и под лампой тусклой
Так бережно заведует душой.

Лавируя в роскошнейшем развале
Браслетов, нот, пюпитров и цветов,
Царит хозяйка нимфой шестипалой
И музыкой благословляет кров.

Марине Цветаевой

Надену бабушкины кольца
На пальцы тонкие свои,
Впущу в окно беглянку-солнце,
Поставлю танго о любви.
И оживет клавиатура
На кухне, посреди стола;
Ко мне из недр литературы
Подруга давняя пришла.

Она серебряные перстни
Любила, и колокола
Звонят по ней в забытом месте,
Где нищенкой она жила.
Белье в тазу, в корзинке рыба
И нож в натруженных руках.
Днем кухни чад и сын-улыба,
А ночью – Родина в стихах.

Все та же кухня: утро, вечер,
Роняю дни календаря
И клавишами о прошедшем
Стучу, ее благодаря.

Русской до последних суеверий

Я уеду в Кальмар в первом классе;
В розоватой дымке снов и вишен
Город проплывёт. Наверно, лишней
Покажусь ему в рассветном часе.

Вечно молчаливой, чужестранкой,
Дерзко попирающей граниты
Вековых соборов. Позабытой
Среди древней Свеи. Просто странной.

Языка хранительницей верной.
Суффиксов его и междометий
Музыки совсем других столетий –
Русской до последних суеверий.

Праге

О Прага, пережившая века,
Воспетая, воспевшая, святая!
Как сказочны над Влтавой облака
И крыши, и мосты…Я улетаю
С такою просветлённою душой,
Славянской своей сутью принимая
Её согласных вязь, её покой
Еврейских кладбищ и течение Влтавы,
Исполненных той чистой красотой,
Что неподвластна ни молве, ни славе.

Чемоданное настроение

Чемоданное настроение
На меня напало сегодня!
Вдруг открылось второе зрение –
Я – корабль! Отводите сходни.

Застоялась я в этой гавани,
Заскучала в болоте файлов,
И глаза запросили пламени,
Амазонок и диких фавнов.

И душа запросила радости,
Как Бетховен у бога – оды;
Надоели скупые благости,
Разлинованной жизни годы.

Чемодан в коридоре дыбится,
Добрым зверем мне в ухо дышит,
И закат расцветает Ибицей,
И рука так привольно пишет.

Душа Лунда

Мне кажется, старинная душа
У городов бывает, как у мудрых
Людей. Они, историей дыша,
Немногословны и немноголюдны.

Органным трубам вторит бой часов,
Столетьям внемлет колокол. ВысОко
Взлетает звук. И до глубинных снов
Меня пронзает и томит без срока.

Я – старины паломник и певец,
Зажгу свечу и растревожу память
Моих потерь. Я – одинокий чтец.
Стихи молитвой падают на паперть.

Микеланджело

Средь доброй сотни разномастных лиц,
Под детский плач и окрик римской стражи,
Перед Тобой я припадаю ниц;
Здесь Ты творил так дерзко и отважно.

Один семь лет Ты с кистью и стеной,
Тобою облаченной в плоть и веру;
Ты Человека воспевал собой,
Ты открывал невиданную эру.

И вот стою, глазами в потолок,
Посередине скопища людского.
Пригвождена. И надо мной Бог,
Тобой рожденный. И воскресший снова.

Сикстинская капелла. Рим. Июль 2016.

Мой Петербург

Мой милый город! Гордый Петербург!
Я уезжаю, не успев привыкнуть…
Лишь только блудной головой приникнуть
К подножьям статуй – рук, замкнувших круг.

Теперь уж мой удел – не успевать,
Смотреть взахлеб, не говоря ни слова,
Как вознеслись тяжелые подковы
Коней твоих, привыкших побеждать.

Я не ропщу – я выбрала сама
С чужой земли тобою любоваться
И этой грусти снова предаваться
В разрыве вечном сердца и ума.

Уроки русского / Мигелю

Мы по-русски будем говорить,
Называть своими именами
Станем вещи. Чудо-письменами
Заболеем. Славно будем жить.

Мы, как дети, выберем слова
Главные. Мы будем лаконичны.
Без налёта маски ироничной
Азбуку мы выучим сперва.

Выучим домашние слова,
Добрую застольную беседу:
К завтраку слова, слова к обеду –
Быта немудреная канва.

И по-русски будем мы любить –
Старомодно и высокопарно;
Мы, наверно, будем странной парой –
Из любви кириллицу творить.

Вероника Габард Швеция

ВЕРОНИКА ГАБАРД (ТАРНОВСКАЯ) Родилась в Санкт-Петербурге. С 1998 года проживает в Швеции в городе Лунде. Работает лектором по международному бизнесу в Школе экономики и бизнеса Лундского Университета. Прозу и стихи начала писать недавно. В 2013 году стала членом общества по укреплению контактов с Россией, Украиной и Беларусью «Скрув» в городе Мальмё (Швеция). Имеет публикации в двуязычном литературном альманахе «От сердца к сердцу» (2014, 2015), в сборниках проекта «Библиотека современной поэзии». Её рассказы опубликованы в альманахе «Российский Колокол» (2014), Москва, а стихи – в альманахе поэзии (21, 2014), Калифорния, США. Является лауреатом поэтического фестиваля «Под небом Балтики» 2014 и 2015 г. Кандидат в члены Интернационального Союза писателей. В ноябре 2014 года выпустила авторский сборник стихов «Преображение». В 2016 годy выпустила второй сборник "Мой Лунд дорогого изгнания" https://www.litres.ru/veronika-gabard/.