DSC08184-1

ВСЕ ТЕ ЖЕ МЫ: НАМ ЦЕЛЫЙ МИР ЧУЖБИНА…

19 октября

…Куда бы нас ни бросила судьбина
И счастие куда б ни повело,
Всё те же мы: нам целый мир чужбина;
Отечество нам Царское Село..
А. С. Пушкин

Всё те же мы: нам целый мир чужбина…
И тёплый бриз, и ласковый рассвет,
Где берег тих и лет беспечен бег…,
Но здесь ли мы желанны и любимы?
Вдруг в те места вернуться мы спешим,
Тоской непостижимою влекомы,
Где трепетно касается души
Восторг забытый, но давно знакомый.

Где каждый мил и камень, и цветов
Лесных, неярких аромат медовый,
И сладкий привкус молока парного,
И долгий взглядов разговор без слов.
Пусть хмур восход, и заполдень дождлив,
И часто дни бывают непроглядны,
И песни, душу щемящей, мотив
О чьей-то доле плачется нескладной….

Но только в этой тихой глубине
Огонь живой мерцает неустанно,
В век лжи и холода, казалось бы, так странно
Его блаженство светится во мне.
И этот свет храня в себе незримый
Сама я вдруг оказываюсь в нём…
Всё те же мы: нам целый мир чужбина,
Но целая Вселенная нам Дом.

*****
ГОТИКА

Могу молчать стихами,
Где свет из витражей
Орга́нными волна́ми сплетёт меня.
Уже
Я слышу голос ровный,
Глубокий изнутри
И звонкий, бесподобно
влились в стекло
И три
Огня, мерцая, притянули
За отблеском свечей
Мой взгляд,
В котором чей-то
Инакий отразился
и выдохнул тепло,
А вдох
во мне роди́лся
Ему вернувшись,
Но
Опять сменились тени,
И тысячи других
Мгновенных отражений
смешались,
Голос стих,
И редкое блаженство
Наполнило весь свет…

Нет в мире совершенства?

А мира…
Тоже нет.

*****

Век одиночества, мир страсти, шок пустоты на площади,
Вот, как на ладони она, вот – ты верхом на лошади,
Всё мимо, мимо!
Что-то не то в ней видимо:
Может, слишком умна, слишком красива
или наоборот?
Город так мал, мир так широк…
Господи, пощади меня!

Мир одиночества, век страсти, вдруг — миг улыбки солнечной.
Вот на ладони ты, вот – она, как будто бы шла ничьей.
Всё просто, просто!
Но что-то не так в тебе видимо:
Может, сам нехорош, может груб
или наоборот?
Боже мой, научи меня!
Только слетает с губ.

Зима бесконечности, вспышка спички, руки холодные.
Вот на ладони мир, вот время – бесстрастно свободное.
Но поздно всё, поздно!
Что-то сломалось видимо:
Может в детстве исток, может, урок пропущен
Или наоборот?
Только стучит в висок —
Господи, прими меня!

*****

Я на дороге без движения застыла.
Что сзади? Пропасть. Впереди – стена.
А в сердце дикий крик – не долюбила!
Не спела! Не звенела, как струна!

Всё сладко, гладко, тихо, безразлично.
Дышать – вполсилы, плакать – изнутри,
И невозможно эту боль постичь, но
Я иду. Сквозь стену. Посмотри!

И будет день – я знак увижу свыше,
Лишь дай мне шанс его не пропустить!
Я сердца стук родного мне услышу,
Чтоб снова быть любимой и любить!

*****

МОИ ИСТОЧНИКИ

И реку широкую переплыла,
И в синее море
прыгала с бо́рта,
В холодный источник раздетая до гола
ныряла, молясь
о живых и о мёртвых.

И воду святую пила и яд,
И просто смотрела на дождик в окнах,
Но все горячее
любви моей ад
пылает внутри,
Как бы я ни промокла…

*****

БОЛЬ

Каждый сотенный день откликается током в спине,
Каждый вечер и ночь истекают горючей слезой,
Где-то там далеко, на неведомой людям земле
Продолжается эта бесконечная боль.

Если в этой тоске размешать безрассудство и лень,
Я уйду из себя от безудержно дикой любви,
И останется только моя безупречная тень
И, быть может, отыщет в кривых зеркалах визави…

Голубое и желтое в самом глубоком нутри
Пересилит сияние самых неистовых лун,
Вспыхнет ярко, как боль, и прикажет — гори!
Но избавит от всех изнываний и дум.

Сотни раз проклиная и столько же благодаря,
Никогда не истлею, но стану белее, чем свет,
И в любых отраженьях легко я узнаю себя,
Потому что другого кого-нибудь нет…

*****

ПОСЛЕ КОНЦЕРТА

Да что ж за дни:
Вчера был джаз, сегодня Бродский
И вечность на уме, и грех,
И вызов плотский.
И руки не к работе,
А к перу.
И ливень, дождь…
И паузу беру.

Всё сделается завтра.
Может быть.
Да что там не течёт под камень?
Бросьте!
Об этом я не вспомню на погосте,
Но и тогда останусь, чтоб любить.

Как просто май свернулся ноябрём,
И даром, что сирень и запах томный,
В тепле и свете
чувствую бездомной
себя.
И дикой, как зверьё.

*****

A horse, a horse! My kingdom for a horse!

Коня, полцарства за коня!
У. Шекспир, «Король Ричард III».

*****
Нет, не полцарства!
Всей души своей
не жаль мне за коня!
За тёплого,
с горящими глазами,
Такого, чтобы в дрожь
Движением ноздрей вогнал меня
И с лёгкостью промчал безумия полями,
Такого,
чтоб без шор и шпор!
И я, седла ему не проча,
Держалась бы
и знала, что
Несёт меня, куда захочет.

И пусть! Ведь он дорог моих
Легко поймёт простые нити
И, завязав узлами их,
Порвёт потом,
И будет бить
копытом землю,
Чтобы я,
упав,
сломала себе оси
И научилась просто жить
В ответ на все свои вопросы.

*****

ОЖИДАНИЕ

Вновь своей доверчивостью
Натянута на бубен,
Растеряла себе вернось всю-
Так бейте в меня, люди!
Сильней колотите, звонче,
Чтоб боль разлетелась в брызги,
Плавные танцы кончены,
Заныли сердец огрызки;
Что было вчера – древность,
Что завтра будет – фантастика,
В одном кулаке – ревность,
В другом – мирок мой цветастенький,
А сегодня я бубен чудный,
Разойдусь, отзвенюсь лихо,
И порвусь…
Заменить нетрудно,

Но к чему так вокруг тихо?

*****
Как первые весенние лучи
Теплом ласкают бережно и нежно –
Так чистая мелодия звучит
Внутри и расцветает, как подснежник.
Негромко, осторожно. И сравним
Восторг лишь разве с солнцем на восходе
И с тем, что в чутком сердце происходит,
Чей каждый стук и вдох неповторим.
И этой хрупкой музыкой дыша
Оно сияет светом восхищенья,
Благодаря за каждое мгновенье,
За счастье, что поёт моя душа!

Авторская справка: Евгения Земскова, Эстония

Я в семьдесят восьмом явилась свету В окрестностях Уральского хребта. Отец мой был романтиком отпетым, А мама лучезарна и чиста. Он русским был, она - эстонской крови. (Вот в чем секрет неспешности моей). Так Волга с Балтикой слились одной любовью, Даруя мне свободу всех морей. И я теперь пером творю и кистью. Душа моя не ведает границ И радуется всем мгновеньям жизни, Паря на крыльях перелетных птиц!