photolenydlyaknigi

ВСЕ ТЕ ЖЕ МЫ: НАМ ЦЕЛЫЙ МИР ЧУЖБИНА…

Все те же мы: нам целый мир чужбина

Все те же мы: нам целый мир чужбина,
А белый голубь, помня путь домой,
Обнимет взмахом крыльев голубиных
И нас утешит, друг любимый мой.

На Трафальгарской площади, под вечер,
Неузнанный, нерадостный, стою.
Вдруг издали – обрывки русской речи…
Услышал я родную речь свою.

Я, обернувшись, поискал немножко
И девушку заметил вдалеке.
Она, смеясь, кидает птицам крошки.
Подружка рядом в павловском платке.

Одна другой с улыбкой скажет что-то…
Ты подойди к девчонкам, не робей!
Вокруг фонтанов – толпы, птиц без счету,
Раскормленных английских голубей.

Я подошел – мне показалась рада –
Стеснялся я, двух слов связать не мог.
Ответила: “И я из Ленинграда,” –
Взлетели птицы прямо из-под ног,

Поднялись в воздух шумной сизой стаей,
Навстречу с неба – капельки дождя.
Та девушка – родная и простая –
Она мне улыбнулась, уходя.

С моей хорошей памятью на лица
Мне не забыть девчонку никогда.
Встречает дождь британская столица,
Бегут минуты, капает вода.

Бабушка. Отрывок из романа в стихах Баба Яга

Лишь бабушка так любит нас,
Родная или неродная.
Ее любовь не знает грани.
Она, как пушкинская няня,
Готова, так не напоказ,
Так горячо, но неприметно,
Так беспричинно, беззаветно
Жалеть и баловать. И знает
Нас до конца она одна –
По-настоящему, до дна,
Насквозь, до сердца глубины.

Все наши чаянья и сны,
Желаний потаенных трепет,
Мечты, амбиций детский лепет,
Все наше детское нутро –
Ей и разгадывать не надо,
Все знает. Ей довольно взгляда.
Украдкой подмигнет хитро –
В глазах засветится добро…

Никто из нас не заслужил
Быть так немерено любимым…
Нам мир бы был таким чужим
Без нянь и бабушек. Грубим им,
Нечаянно обидим их,
Потом простить себе не можем,
Когда оставят нас одних
На свете, как в пустой прихожей.

И мы останемся стареть,
Мы, избалованные внуки,
Чью память вечно будут греть
Родные бабушкины руки.

Старушка. Отрывок из романа в стихах Баба Яга

Похолодало. Злее стала осень,
Лес затихал, робел в преддверьи сна.
Она вставала в пять – светало в восемь,
Ее встречала снега белизна…
Поля покрыты первою порошей,
Шумят над ними вихри по утрам.
“Иванушка, родимый мой, хороший,”–
Скучала бабка. Водочки сто грамм
Приняв на грудь, возилась по хозяйству,
Велела мышке крупы перебрать…
Старуха не терпела разгильдяйства.
Таким бабулькам даже умирать
Все некогда. Живут, хлопочут вечно,
Их каждый день расписан до минут.
О всех заботясь, без тоски сердечной
Веками эти бабушки живут.

Живут, во взрослых нас души не чая,
Нас в гости ждут – их деток дорогих,
С зарей встают, пекут печенье к чаю;
Всегда варенье в погребе у них,
Цветочки на окне… Кормушки птичьи –
В них корм для снегирей и для синиц.
И нам не по себе от скромного величья
Старушечьих, смиренья полных лиц.
Когда звонишь им, жди, не вешай трубку –
Не менее двенадцати звонков –
Дай время доспешить походкой хрупкой,
Успеть к родному голосу внучков.

И снова день закрутится у старой:
Печь затопить, трудиться, не присев –
А вечером, как будто за день не устала,
Нам сказку прочитает нараспев.
И даже если в сказке будет страшно –
Рука твоя у бабушки в руке.
Открыли мы всю душу нараспашку,
Все, что у нас осталось вдалеке,
Ей, бабушке. А после будут слезы,
И вспомним мы, как Родину, потом
Клочок земли, припавший к трем березам,
Где бабушкин далекий, милый дом.

Дорога

Я не сплю, я смотрю на дорогу!
Я доеду, доеду домой!
Я доеду! Осталось немного.
Снег. Не видно дорогу зимой.

Я не вижу зеркал, и снежинки
Замели лобовое стекло,
Я вперед наклонюсь, чтобы к спинке –
Тело к креслу само не легло.

Я один на заснеженной трассе,
Мне отчаянно хочется спать,
И огни придорожные гасит
Снег; и утро – без четверти пять.

Я всю ночь за рулем, я дорогу
Знаю точно. Осталось чуть-чуть,
Мы с тобою помолимся богу,
Чтобы мне по пути не заснуть.

Снег летает – такой равнодушный,
На дороге одна пустота,
Снег кружится так холодно, скучно,
Суета, суета, суета…

Завтра утром тебя потревожит
От чужих телефонный звонок –
Не доехал я, милая, все же,
Не добрался, устал я. Не смог.

Про шизофреника и луну

Луна сквозь серое вещество,
Луна сквозь извилины мозга небес…
Луна – это все, что есть у него,
А остального он обходится без.

Он по ночам идет на причал,
Глядит на Луну – ему хорошо.
Он в детстве каждую ночь кричал,
Теперь не кричит – но страх не ушел.

Реальность это? Или музей?
Причал и море, луна и ночь.
Он никогда не хотел друзей.
Ему никто не может помочь.

Как долго я любила его,
Я больше верить в него не могу.
Луна – сквозь серое вещество,
Я для него – голоса в мозгу.

Я буду плакать, потом уйду.
Он не заметит, что я ушла –
Он слишком нужен на берегу.
Луна за тучей. Море и мгла.

Ангел

Я ангел, в небесах замеченный тобой,
Приманенный с небес дешевой хлебной коркой.
Живу я у тебя в подвале под каморкой,
Играясь со своей небесною трубой.

Я ангел, я отдал все крылья за любовь,
И ты их вырвал с мясом – до последних перьев,
Не попытайся лгать, и мне не прекословь,
Давно мне ясно все… Наученный теперь я.

Я больше не святой, быть ангелом не смог.
Мне больше не доступна белая завеса –
С тобой я становлюсь в аду кишащим бесом,
Мы вместе навсегда – гореть нам вечный срок.

Осень. Отрывок из романа в стихах Баба Яга

Лес еловый и сосновый
Осень начисто отверг.
Как стоял себе сурово,
Так остался, не померк,
Не терял густые кроны,
Игл зеленых красоту,
Словно осени законы
Выполнять невмоготу.

Листья – желтые осколки
Дружбы на один сезон.
Только острые иголки
Временных не знают зон.
Не судите их колючих,
Вечной зелени сердец.
Их простая верность лучше,
Чем обманчивый багрец.

Совет юноше

Расслабься, неуверенный и робкий
Прыщавый юноша с желанием в глазах –
Тебе еще ласкать молоденькие попки
Придется, и не раз. Неважно, что сказал,

Как подошел, и что воняешь потом,
И что сбривать подолгу нечего с лица,
Им, женщинам, тебя – им все равно охота,
Ты просто начинай, и действуй до конца.

У женщин тоже свой сценарий сложный –
Вот ты ее хотел – а думает она
О том, что как же вам ее хотеть-то можно,
Когда в веснушках вся ее спина,

Когда на бедрах – корка целлюлита,
И нос немного среднего длинней –
Мужик, еще не факт, чья карта дамой бита,
И бабе не узнать, придешь ли снова к ней.

А страшно нам, что вдруг у нас… не станет,
Бывает лишь тогда, когда шестнадцать лет.
Поскольку нет еще ни опыта, ни знаний
Про то, что баб незаменимых нет.

Горе-музыкант

Ноту До я учу две недели,
Ноту Ре три недели учу,
Ноту Ми мне еще не напели,
Нота Фа мне едва по плечу,
Нота Соль низковата мне малость,
Нота Ля высока для меня,
Нота Си никогда не давалась.
Но вообще я пою, легкотня!

Не бойся

Ты не бойся, что я упаду,
Ты не бойся, что больше не встану,
Ты меня помяни раз в году,
Но потом. А пока еще рано.

А пока мы с тобой говорим.
А пока я тебя поцелую.
Нет на свете достаточно рифм,
Чтоб описывать дружбу такую

И такую любовь, как у нас.
За меня не волнуйся. Я рядом.
Тех, кто есть – ты люби, не боясь.
Кто уйдет – отпусти их. Так надо.

Елена Андреева, Великобритания

Родилась в Ленинграде. Выпускница Художественно-Промышленной Академии им. Мухиной (Штиглица). В Англии с 2001 года, художник, портретист и преподаватель живописи и рисунка. Автор романа в стихах "Баба Яга", изданного в 2017 г. издательством Chego Je Bolle.