ВСЕ ТЕ ЖЕ МЫ: НАМ ЦЕЛЫЙ МИР ЧУЖБИНА…

ЕФИМ АРДИН

* * *
«Всё те же мы: нам целый мир чужбина…»,
Но возвратит домой лишь забытьё,
Обманчив след, беспомощно чутьё,
Воспоминаний скорбная долина –
Отечество советское моё,
Немой фантом… Гигантская руина…

* * *

Не зовёт к свершеньям красный флаг,
Красная низвергнута звезда,
Отпылали, канули во мрак
Приговором Божьего суда,

Символами ханжества и зла,
Беспросветных проволочных лет
Той страны, где молодость прошла,
Той мечты, которой больше нет!..

Владимиру Маяковскому –

футуристу*,
певцу Октября

На щит поднимали – великая честь! –
И кто же сегодня забудет:
Вы пели отчизну, которая есть,
Но трижды – которая будет?!*

Почетный не брошусь крушить пьедестал
В отместку незрячей браваде,
С надеждой в грядущее глядя,
Вы пели, а я отпевал!

Легко ошибиться, грешно не желать,
Смело, как вы, я пытаюсь сказать,
Сомненья уняв и тревогу,
О том, что известно лишь Б-гу…
————————-

*Футуризм (лат. futurum – будущее) – одно из течений авангардизма.
* Из поэмы В. Маяковского «Хорошо».

* * *

Иду в чужбине прах Отчизны
С дорожных отряхнуть одежд
А. Пушкин
Судьбой наказанный жестоко,
Как долгой засухой трава,
Любимца, гения, пророка
До слёз прочувствовав слова,

Отринув собственные тризны
И, признаюсь, не без надежд
«Иду в чужбине прах Отчизны
С дорожных отряхнуть одежд»…

* * *

Пальмы, вездесущие оливы –
Зримые мои альтернативы –
Вечный изумруд и серебро
Искушают алчное перо.

Но в душе моей ничто не ново,
То же в ней томящееся слово –
Прежних огорчений плоть и кровь,
Та же безответная любовь…

* * *

Я понял, бежавший совсем не от стуж,
Земля – это место изгнания душ,
Больное, суровое царство,
Обитель греха и коварства!

Уже не мечтая о рае земном,
На подлость и зло я отвечу добром,
Презрев безоглядное мщенье, ―
Душа моя жаждет прощенья!

* * *
Мы советской породы,
Людской умирающий вид, –
Порицанье чужой несвободы,
Неприятие личных обид!

Голод… Холод…. Окопы…
Жажда новых боёв и атак…
Мы спасали народы Европы
И скрывали от мира ГУЛАГ.

Оговоры… Интриги…
Колыму… Магадан… Соловки…
Наши встретят воскресшие лики
Непочтительным словом – «совки»!

У памятника Данте

Земную жизнь пройдя до половины,
Я оказался в сумрачном лесу…
(Божественная комедия)

Земную жизнь прожив наполовину,
Гляжу в глаза гиганту, исполину,
В немую обращаясь высоту:
Я тоже был в чистилище, в аду!

Безродное непризнанное чадо –
Обещанная пращурам расплата
За их непослушанье и грехи, –
Я тоже испытал все муки ада,
Просил пощады, плакал воровато,
Свидетельством тому – мои стихи!

О, где ж они, врата земного рая? –
Наитию все меньше доверяя,
И на стезях библейской стороны
Я вижу кровь и козни сатаны.

В святых пределах будущего Храма
В разгаре не комедия, а драма,
Ее, увы, Европе не постичь!
Но и во тьме чистилища кромешной,
Как ты стихописал, живой и грешный,
Есть скрытый рай – объятья Беатрич!

Аэропорт Катулла
I

Под снегом облаков огнями дальними,
Потухшим островком не утонуло –
Я улетал из сказочной Италии
С аэропорта имени Катулла*.
Не чудо ли? – себя я вопрошал,
В дремотной тьме и монотонном гуле
Я думал о Вероне. О Катулле.
О тех, кто здешний аэровокзал
Его, поэта, именем назвал!

II
Он знал хвалу, как Данте и Вергилий,
Искусный нерифмованный эпиллий*
Перемежая с ядом эпиграмм
На родовитых блудников и дам,
Он, походя, и Цезаря ославил!
Но яркий след в поэзии оставил
Стихом не ядовитым, а иным –
Проникнутым любовью к куртизанке,
К её глазам, и коже, и осанке,
Чем, говорят, зачитывался Рим!

III
Бесценный плод земного пребыванья,
Покоилось катуллово созданье
В завалах рукописного старья
Невзрачного на вид монастыря,
Как бренный труп под крышкой саркофага –
Латынью испещрённая бумага,
Чужой и непонятною для глаз…
Счастливый рок вернул его из праха
Руками просвещённого монаха
Почти тысячелетие до нас.

Iv
Я тоже уповаю на везучесть,
Я верую, завидуя и мучась,
Что не умрут в сокрытии трухи
Мои неравнодушные стихи,
Житейские, без лоска и тумана,
Они найдутся, поздно или рано,
В Израиле, а может, на Руси…
Уже висели в воздухе шасси,
Поток машин внизу обозначался,
Я приземлялся!..
———————-
* Гай Валерий Катулл — один из наиболее известных поэтов древнего Рима.
Его всемирной славы могло бы не случиться, если бы через сотни лет после смерти в одном из монастырей Вероны не была найдена написанная им на латинском языке рукопись.
* Эпиллий — небольшая поэма в гекзаметрах на мифологическую тему

Во имя души…
1
Соглашаюсь, не спорю запальчиво с тем,
Кто всерьёз говорит: «Я – есть то, что я ем»*,
Но свой личный портрет дополняю:
Я есть – то, что я видел и знаю,
Дым шашлычный люблю, выпиваю,
Но пришёл в этот мир не за тем!

2
Не словами питаюсь о том, что есть благо,
После родины Красной Звезды и ГУЛАГа
Мне ли в голос досадовать и сожалеть?!
Я немало увидел, немало сумел лицезреть –
Пляжи Варны и чудную осень Чикаго,
Гладь предгорных озёр и Альп Доломитовых твердь!

3
Мой обзор расширялся неоновым светом Лас-Вегаса,
Искушавшего пропастью злачного женского Эроса,
Перезвоном монет бесконечных своих казино,
Это город, в котором обрёл я окно
В дорогие владенья азартного, плотского,
Вспоминая Платона, цитируя мысленно Бродского…

4
Им внимая, чьё зренье не знало предела,
Услащённого в меру, и в меру голодного тела
Бесшабашные не исключив кутежи,
На последние может быть даже гроши
Я войду в самолёт, убоявшись пробела,
Раскошелясь во имя души!
———————-

* Выражение «Я – есть то, что я ем» принадлежит Гиппократу.

Авторская справка: Ефим Ардин, Израиль

Родился в 1949 году в небольшом Приднепровском городке Орша. Окончил факультет журналистики Белорусского государственного университета. Работал в газете и на радио. Первый стихотворный сборник поэта увидел свет в 1992 году, спустя два года после возвращения на историческую родину предков («Поминальные свечи», изд-во «Уман», Наария). Наряду с лирикой советских лет в него вошли стихи, которые шли вразрез с официальной коммунистической пропагандой. В их числе «Обрусевший еврей, непохожий...» (1972) – стихотворение, свидетельствовавшее о существовании в Советском Союзе государственного антисемитизма, и «Отпою этот строй, отпою» (1979), в котором фактически предугадал развал коммунистической сверхдержавы. Автор книг «По обе стороны Исхода» (изд-во «КНИГА-СЭФЕР», Израиль, 2005), «На рубеже преображенья» (издательское содружество Э.РА, Москва – Тель-Авив, 2009), «Берега. Поэтическая дилогия» (изд-во «РГ-Пресс», Москва, 2016) и др. Печатается в международных журналах. Член союза русскоязычных писателей Израиля.